НОВОСТИ

 About 

ДОКЛАД

О нарушениях прав человека

Сотрудниками правоохранительных органов

В Республике Карелия

Петрозаводск

2009

Авторы-составители сводного доклада – юристы Экспертно-правового партнерства «Союз» И. В.Ляшенко, В. Г.Гвалия, Р. В.Рябов

Редакторы:

Л. С. Левинсон, эксперт Института прав человека, член Экспертного совета

При уполномоченном по правам человека Российской Федерации

П. В.Чиков, кандидат юридических наук, доцент, председатель Межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций "АГОРА"

И. Е.Пальцев, директор Экспертно-правового партнерства «Союз», член Общественного Совета при прокуратуре Республики Карелия по противодействию коррупции

Экспертно-правовое партнерство «Союз»

Контактные данные: тел. (8142) 78-50-30, 321@karelia. ru, Петрозаводск.

Адрес для почтовых отправлений:

185035 Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 10а-8.

Электронный вариант доклада размещен на сайте

Экспертно-правового партнерства «Союз» Http://321.karelia. ru/

Материалы, в том числе примеры противоправных действий сотрудников милиции, использованные в докладе, предоставлены Следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Карелия.

ВВЕДЕНИЕ

Права и свободы человека – это совокупность морально-правовых норм, защищающих достоинство человека в его взаимоотношениях с представителями государственной и иной власти.

Служба в органах внутренних дел, как впрочем и в других правоохранительных органах, возлагает на должностных лиц особую ответственность, связанную с наличием полномочий, ограничивающих в случаях, строго установленных законом, конституционные права граждан.

Сотрудник милиции является представителем власти, он наделен полномочиями применять меры принуждения, поэтому является потенциальным нарушителем прав человека. Образно говоря, он обладает правом силы. Взаимодействующий с ним человек наделен правами человека. Таким образом, он обладает «силой права». Так во взаимодействии неравноправных субъектов обеспечивается баланс силы.

Подчеркнем, что при взаимодействии равноправных субъектов, т. е. не наделенных властью или наделенных одинаковой властью, о правах человека говорить нельзя, можно говорить только о нормах права (законы и т. д.) и обычаях человеческого общежития, которыми защищен любой человек.

Основные гражданские (личные) права и свободы зафиксированы как в международных правовых актах, так и в Конституции РФ, закрепившей обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права человека и гарантировать равенство людей независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

В соответствии с Законом РФ «О милиции» ее деятельность строится на принципах уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма, гласности (статья 3).

Милиции запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, а также прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренных законом.

Сотрудник милиции во всех случаях ограничения прав и свобод гражданина обязан разъяснить ему основание и повод такого ограничения, а также возникающие в связи с этим его права и обязанности (статья 5 того же Закона).

К сожалению, среди многих сотрудников милиции бытует представление, что все ссылки на права человека – лишь препятствие, воздвигаемое адвокатами и неправительственными правозащитными организациями в деле борьбы с преступностью. С другой стороны, в общественном сознании сформировался устойчивый стереотип: сотрудник милиции – это непременный нарушитель прав человека.

И то и другое неверно. С одной стороны, нарушение прав человека отнюдь не помогает милиции поддерживать общественный порядок, а подрывает его, разрушает общественное доверие. Следствием становится нежелание людей помогать милиции, без чего невозможна эффективная борьба с преступностью. С другой стороны, многие склонны забывать, что, несмотря на все недостатки в работе милиции, в критической ситуации милиционер первый встает на защиту людей в случае посягательств на их жизнь, здоровье, собственность и т. д.

Поэтому чрезвычайно важно установление доверия между милицией и обществом. Важно и понимание того, что процесс этот должен быть двусторонним.

Милиции следует стремиться к отказу от правового нигилизма, от дурных традиций нарушения прав человека. Общество вправе требовать от милиции гуманного, цивилизованного отношения к каждому человеку, в том числе правонарушителю и преступнику. Но радикальный сдвиг, разворачивающий милицию лицом к людям, не произойдет сам по себе. Необходимы реальные усилия высших государственных органов, так как само МВД вряд ли способно «вытащить себя за волосы».

При всем том руководством органов внутренних дел - в частности, в Республике Карелия, – должны предприниматься реальные усилия по оздоровлению ситуации. Одним из важнейших начинаний на этом пути, на наш взгляд, должно стать повышение профессионального уровня сотрудников милиции, включая получение ими, а также гражданами, поступающими на работу в милицию, системных знаний о правах человека, их соблюдении и защите правоохранительными органами. Каждый стажер, претендующий на поступление в милицию, должен сдавать квалификационный экзамен, включающий вопросы о международных и российских стандартах в сфере прав человека.

Милиция, как и другие государственные институты, должны быть подконтрольны обществу. Для этого необходимо, как минимум, два условия: во-первых, действенное законодательство об общественном контроле с обязательным правом гражданских мониторов на контроль без предупреждения в наиболее проблемных точках деятельности милиции; во-вторых, свобода деятельности общественных правозащитных организаций, аккумулирующих гражданскую активность.

Пока же и то, и другое находится в подавленном состоянии. Федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», принятый в 2008 году в выхолощенном виде, представляет лишь видимость контроля. Что касается неправительственных организаций, их потенциал весьма велик, хотя расправный закон от 18 февраля 2006 года существенно сократил их возможности и влияние. Лишь в отдельных регионах (например в Нижегородской области, Республике Татарстан) правозащитные НПО, активно занимающиеся противодействием нарушениям прав человека органами правопорядка, проявили достаточную устойчивость, сохраняют высокую результативность и авторитет в обществе. В целом же власти разного уровня относятся к правозащитным НПО настороженно.

В отсутствие столь необходимого самим правоохранительным органам взаимодействия с обществом, отчуждение между ними сохраняется и крепнет. При таких условиях гражданам сложно отказаться от предвзятого отношения к милиционеру, как к противнику, которого надо обмануть.

Выявление и обнародование совершаемых сотрудниками милиции злоупотреблений властью, принимающих иногда чудовищные формы, - одно из важнейших средств борьбы с этим злом. Казалось бы, о правонарушениях и преступлениях, совершаемых сотрудниками милиции, много пишут и говорят в СМИ. Однако основная часть злоупотреблений остается латентной.

Согласно ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Сотрудники милиции, как представители государственной власти, совершая преступления против прав и свобод личности, подрывают основы государственности и доверия к органам власти со стороны граждан.

Целью данного исследования является обобщение практики по расследованию преступлений, совершённых сотрудниками правоохранительных органов Республики Карелия, и разработка рекомендаций по предотвращению и пресечению данных нарушений.

Авторы доклада хорошо понимают, сколь тяжела работа милиции, как велики физические и психические перегрузки. Не вызывает сомнения, что большинство сотрудников милиции честно выполняет свой служебный долг, не получая за это адекватного вознаграждения. Но, несмотря на все эти трудности, на предвзятое порой и несправедливое отношение населения, сотрудники органов внутренних дел обязаны толерантно относиться к согражданам, принадлежащим к разным социальным слоям, и всегда помнить, что они работают с людьми.

***

Расследование преступлений, связанных с нарушением прав граждан сотрудниками милиции, возложено уголовно-процессуальным законодательством на следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ.

Как правило, расследование таких уголовных дел усложнено отсутствием очевидцев не из числа сотрудников милиции и осуществлением с их стороны активного противодействия (воздействие на потерпевших и свидетелей, дача ложных показаний сослуживцами).

Для успешного противодействия нарушениям прав граждан сотрудниками милиции немаловажную роль играет наличие в регионе судебной практики о привлечении сотрудников милиции к уголовной ответственности.

В Республике Карелия в 2008 году следственными органами было возбуждено и расследовано 19 уголовных дел в отношении сотрудников милиции и других правоохранительных органов, 18 из них направлены в суд для рассмотрения по существу.

За 5 месяцев 2009 года с заявлениями о совершении преступлений сотрудниками органов внутренних дел в следственный городской отдел обратилось 89 граждан, в Сортавальский СО - 6, Олонецкий СО – 5, Медвежьегорский СО - 14, Пудожский СО - 4, Кемский СО - 15, Сегежский СО - 16, Кондопожский СО - 36.

В следственном отделе по г. Петрозаводску зарегистрировано:

-  35 заявлений о совершенном сотрудниками милиции насилии в отношении потерпевших,

-  18 заявлений о хищении сотрудниками милиции личного имущества граждан,

-  32 заявления о вымогательстве взяток, сокрытии от учета преступлений, фальсификации доказательств по уголовным делам, материалам, находящимся в производстве милиции и ГИБДД.

Примеры противоправных действий сотрудников милиции, использованные в докладе, предоставлены Следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Карелия.

Глава 1 «Оценка ситуации»

Правовую основу деятельности правоохранительных органов Российской Федерации составляют Конституция РФ, Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (с многочисленными изменениями и дополнениями), а также иные нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность отдельных структурных подразделений МВД (например, Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» или Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности, утвержденный Приказом МВД России от 29 января 2008 года № 80).

В Конституции РФ закреплены права и свободы человека и гражданина, которые призваны охранять и защищать сотрудники правоохранительных органов. В свою очередь Закон «О милиции» содержит в себе положения по организации милиции, ее обязанностях и правах, а также регламентирует порядок применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Статья 5 Закона «О милиции» гласит, что милиции запрещается прибегать к обращению, унижающему достоинство человека. Всякое ограничение граждан в их правах и свободах допустимо лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренном законом. Основания применения физической силы регламентированы в ст. 13 этого Закона. Сотрудники милиции имеют право применять силу лишь для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей. Об этом же гласят ст. ст. 7 и 26 Федерального закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации».

Несмотря на это, граждане, а это, как правило, лица, задержанные сотрудниками органов внутренних дел по подозрению в совершении преступлений, нередко подвергаются не только психическому насилию – запугиванию, угрозам причинения физического насилия им или их близким, но и непосредственному физическому насилию. Если раньше насилие проявлялось в избиении граждан руками, ногами, резиновыми палками, то в последние годы его способы стали более изощренными и носят характер мучения и издевательства.

Особое внимание следует обратить на то, что незаконное применение физической силы нередко связано с пытками. Материалы анализированных дел указывают, что в качестве орудий пыток достаточно часто применяются специальные средства, имеющиеся на вооружении милиции: резиновые палки, наручники, реже – огнестрельное оружие, а также слезоточивый газ.

В Законе РФ «О милиции», в статьях 13, 14, 15, дан исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых сотрудники правоохранительных органов имеют право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Данный закон должны знать все сотрудники милиции. С ними в обязательном порядке проводятся учебные занятия, которые позволяют получить навыки применения специальных средств, а также разъясняются основания, когда такое применение будет соответствовать закону.

Тем не менее, специальные средства нередко используются сотрудниками правоохранительных органов при незаконном применении физической силы. Наиболее часто специальные средства используют сотрудники уголовного розыска и милиционеры патрульно-постовой службы, реже – сотрудники отдела вневедомственной охраны, ГИБДД и участковые уполномоченные.

Р., состоявший на службе в органах внутренних дел находясь в составе автопатруля, получил информацию о совершенном грабеже в одном из баров г. Петрозаводска. Бармен этого бара, гражданин О. правомерно поинтересовался у сотрудников милиции о цели их визита в заведение. Сотрудник милиции Р. вместе с коллегами Б., А., и Е. в ответ вывели бармена на улицу и избили его. Гражданину О. было нанесено несколько ударов кулаком по спине, туловищу и лицу. Затем, милиционеры надели на него наручники, положили О. на землю и продолжали бить его ногами и руками. Один из коллег Р. наступил на кисти рук заключенного в наручники О., причинив тем самым сильную боль потерпевшему. Избиение сопровождалось оскорблениями в адрес бармена и применением сотрудниками милиции слезоточивого газа. (Из обвинительного заключения).

В силу объективных факторов преступления сотрудниками милиций совершаются в основном в городах с большой численностью населения, развитой транспортной сетью и т. д.

Однако, в последние годы нередки преступления, совершённые милиционерами и в сельской глубинке, на территории небольших муниципальных образований. В эпоху СССР случаи преступных действий милиции в отношении граждан расценивались не иначе как «ЧП районного масштаба», которые влекли за собой серьёзные кадровые потрясения для руководства районного ОВД, допустившего присутствие в своих рядах преступников.

Инспектора ДПС отделения ГИБДД Пудожского РОВД А. и Ж.. на служебном автомобиле выполняли поставленную служебную задачу по сопровождению и обеспечению безопасности участников легкоатлетического пробега по маршруту Пудож (РК) – Каргополь (Архангельская область). При сопровождении спортсменов сотрудники ДПС решили «слегка расслабиться» и употребить спиртные напитки по поводу профессионального праздника – дня Госавтоинспекции. По автодороге ими был обнаружен мотоцикл "Днепр" без государственных регистрационных знаков, около которого находилась группа молодых парней.

Остановившись, сотрудники милиции, грубо нарушая Закон РФ "О милиции", должностную инструкцию и ведомственные приказы, в оскорбительной форме, подвергли пятерых сельских парней, двое из которых были несовершеннолетними, унижению и избиениям, при этом открыто похитили из мотоцикла канистру с бензином, аккумулятор и другое приглянувшееся им имущество, а также, высказывая угрозы физической расправы в адрес потерпевших, завладели деньгами, принадлежавшими одному из них. После чего, привели мотоцикл в неисправное состояние, столкнули его в кювет, облили бензином и подожгли, и с чувством "выполненного долга" продолжили следование по маршруту.

Приговором Пудожского районного суда они были признаны виновными в совершений преступлений, предусмотренных ч.1 ст.286 и ч.1 ст.163 УК РФ и приговорены соответственно к 2 годам 6 месяцам и 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

Как это ни печально, перестало быть само собой разумеющимся, что работа в правоохранительных органах требует не только профессиональной подготовки, но и наличия у сотрудника твердых нравственных принципов, исключающих произвол при исполнении должностных обязанностей и прав. Действительность далека от подобных идеалистических предположений. Созданные государством органы контроля за преступностью сами требуют контроля». Не всегда и не во всем деятельность правоохранительных органов, в том числе органов внутренних дел, соответствует букве закона. Преступления, которые совершают сотрудники милиции в связи со своей служебной деятельностью, представляют повышенную общественную опасность. Преступник, наделенный знаниями закона, в том числе уголовного, обладающий властными полномочиями и имеющий в силу этого возможности применения различных средств принуждения к рядовым гражданам, вдвойне опасен.

Необоснованное применение силы происходит не только по отношению к подозреваемым в совершении преступлений (как правило, в целях принудить их к даче показаний – либо к самооговору), но и в отношении лиц, задержанных и доставленных в отделение за какое-либо мелкое административное правонарушение. В результате таких действий со стороны милиции, граждане получают серьезные травмы, как физические, так и психологические.

Примером служит уголовное дело по факту избиения в дежурной части Костомукшского ГОВД гражданина П. водителем дежурной части А.

П. возвращался домой из ночного клуба, перешёл проезжую часть в неположенном месте в зоне видимости пешеходного перехода, где и был задержан нарядом патрульно-постовой службы и доставлен в дежурную часть Костомукшского ГОВД за совершение административного правонарушения. Через час в отделение скорой медицинской помощи Костомукшской городской больницы поступил вызов из дежурной части о необходимости оказания медицинской помощи гр. П., у которого были установлены тупая травма головы с сотрясением головного мозга, с травмой носа, со ссадинами на лице в лобной области. Расследование подтвердило причастность сотрудника милиции А. к избиению. (по уголовному делу по факту избиения 29.10.2006 года в дежурной части Костомукшского ГОВД административно задержанного П.)

Аналогичную ситуацию мы видим на примере Н., которому было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а», «в» ч.3 ст. 286 УК РФ, а именно в том, что он, являясь инспектором дорожно-патрульной службы ОГИБДД ОВД г. Костомукши, около 22 часов в дежурной части Костомукшского ГОВД умышленно нанёс удар кулаком в область живота гражданину К., задержанному за совершение административного правонарушения, причинив разрыв тощей кишки с воспалением брюшины – телесные повреждения, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон. (Из постановления о прекращении уголовного дела от 14 июня 2005 года).

Следует отметить, что ч. 3 ст. 286 УК РФ является тяжким преступлением, по которым прекращение за примирением сторон невозможно. Скорее всего, в данном случае действия обвиняемого были незаконно переквалифицированы на преступление средней тяжести с целью последующего прекращения. Это один из распространенных способов незаконного освобождения сотрудников милиции от уголовной ответственности за должностные преступления, практикующийся следственными органами.

Нельзя сказать, что системность и повсеместность подобной преступной практики, не обращает внимания федерального и регионального руководства органов внутренних дел. Так, Приказом МВД РФ от 1 апреля 2009 года № 248 утверждено Наставление о порядке исполнения обязанностей и реализации прав милиции в дежурной части органа внутренних дел Российской Федерации после доставления граждан. В документе разъясняется порядок и пределы осуществления полномочий сотрудниками милиции при административном и уголовно-процессуальном задержании и иных случаях доставления в помещения ОВД. Излагаются основные обязанности оперативных дежурных при доставлении задержанных, в том числе по информированию об их правах и допустимых ограничениях прав.
Наставление, как следует из Приказа, должно быть повсеместно изучено, т. е. доведено до каждого сотрудника милиции. "Оперативный дежурный обязан быть доброжелательным, тактичным, внимательным и вежливым в отношении доставленных лиц", - гласит Наставление.

Существует острая проблема – низкая эффективность и недостаточная оперативность расследования случаев нарушения прав граждан со стороны сотрудников милиции. Речь, в сущности, идет о проблеме, характерной для всего российского судопроизводства. Применительно к делам о нарушении прав человека на жизнь и здоровье негативные последствия этой проблемы особенно велики, в том числе для общественной морали. Время от времени возникают ситуации, когда некачественное расследование подобных дел воспринимается гражданами как свидетельство стремления тех или иных представителей следствия, прокуратуры, суда, руководствуясь конъюнктурными предпочтениями, применять неодинаковые критерии для квалификации одинаковых или близких по типу преступлений, с учетом того, кто именно их совершил.

Согласно ст. 21 Конституции Российской Федерации никто не должен подвергаться пыткам, насилию, а также никакому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Этот конституционный запрет обеспечен уголовно-правовыми средствами защиты личности. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает ответственность, в частности, за такие деяния, как истязание с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117), превышение должностных полномочий (ст. 286), принуждение к даче показаний, в том числе с применением насилия, издевательств или пытки (ст. 302). Преступления, предусмотренные данными уголовно-правовыми нормами, отнесены к категории тяжких. Совершают их, прежде всего, сотрудники так называемых силовых структур, то есть как раз те должностные лица, в чьи служебные обязанности входит защита конституционных прав граждан.

Из обвинительного заключения

Так, Ч. 29 октября 2006 года, находясь при исполнении своих служебных обязанностей в дежурной части отдела внутренних дел г. Костомукша, являясь сотрудником милиции, должностным лицом органов внутренних дел, состоя на должности помощника оперативного дежурного дежурной части ОВД г. Костомукша, имея умысел на совершение с применением насилия действий, явно выходящих за пределы его полномочий помощника оперативного дежурного, предусмотренных общей частью и п. п. 3 и 8 должностных обязанностей, статей 3, 5, 12, 13, 14 и 40 Закона РФ «О милиции», демонстрируя крайне оскорбительное неуважение к чести и достоинству Павлюкова., действуя из низменных побуждений применить свою грубую физическую силу, умышленно, осознавая, что его (Ч) действия явно выходят за пределы, предоставленных ему как сотруднику милиции полномочий по применению физической силы и специальных средств отношении граждан, нанёс Павлюкову два удара резиновой палкой по лицу, причинив тем самым потерпевшему, телесные повреждения в виде кровоподтёка на спине в левой лопаточной области и тупую травму головы с сотрясением головного мозга, с травмой носа – ушибленной раной в области переносицы и переломом костей носа, со ссадинами на лице и в лобной области справа, которые квалифицируются как лёгкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства.

Своими умышленными действиями Ч, существенно нарушил права и законные интересы Павлюкова, предусмотренные ст. ст.21 и 22 Конституции РФ на личную неприкосновенность, охрану государством достоинства его личности и запрета подвергаться насилию. (из Приговора Костомукшского городского суда от 13 апреля 2007 года).

Согласно Докладу Уполномоченного по правам человека в РФ за 2008 год, Не менее одной трети всех поступающих к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации жалоб подаются на нарушения прав задержанных, подозреваемых, обвиняемых и потерпевших, допускаемые сотрудниками правоохранительных органов в ходе производства дознания, предварительного следствия, а также при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Так, 13 сентября 2008 года сотрудник милиции Иванов (фамилия изменена) являясь начальником отделения уголовного розыска Центрального отдела милиции УВД г. Петрозаводска, имея специальное звание «капитан милиции», находясь в здании Первомайского отдела милиции УВД г. Петрозаводска при исполнении служебных обязанностей, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, а именно: желая выяснить отношения с находящимся в КАЗ Первомайского ОМ УВД г. Петрозаводска Ждановым А. Н., под предлогом необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий потребовал от дежурного вывести задержанного из камеры.

После этого, Иванов отвёл Жданова А. Н. в кабинет, где, осознавая характер своих действий, явно выходящих за пределы должностных полномочий, и осознавая очевидность отсутствия условий и оснований применения физической силы, поскольку Жданов не являлся лицом, совершившим какое – либо преступление, им не предпринималось каких-либо противоправных действий в отношении Иванова., то есть не имея законных оснований для применения физической силы к Жданову А. Н., грубо нарушая требования действующего законодательства, имея умысел на превышение своих должностных полномочий с применением насилия и с угрозой применения насилия, существенно нарушая права и законные интересы гражданина Жданова А. Н. и охраняемые законом интересы общества и государства, применил в отношении Жданова А. Н. физическую силу: применяя незаконные методы ведения дознания и проведения оперативно-розыскных мероприятий, с силой нанёс Жданову А. Н. множество, не менее 10 ударов кулаками, локтями по голове и лицу, а также не менее 2 ударов стулом по телу, от которых потерпевший прикрывался руками. Применение насилия в отношении Жданова А. Н. Иванов сопровождал высказыванием угроз привлечения к уголовной ответственности за хранение наркотических средств путём фальсификации доказательств и применения в отношении Жданова А. Н. сексуального насилия.

В результате умышленных действий Иванова по превышению должностных полномочий существенно нарушены права и законные интересы гражданина Жданова А. Н., выразившееся в нарушении гарантированных ст. ст. 2, 17 и 19, 21 и 22 Конституции РФ прав потерпевшего, согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью. А признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Гарантировано, что в Российской Федерации достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Также в результате противоправных действий Иванова потерпевшему Жданову А. Н. причинена физическая боль и телесные повреждения: кровоподтеки на голове, обеих верхних конечностях.

Являясь руководящим сотрудником правоохранительного органа – начальником отделения уголовного розыска Центрального отдела милиции УВД г. Петрозаводска – Иванов в соответствии со ст. 1 Закона РФ «О милиции» был обязан защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, но сам при исполнении служебных обязанностей совершил преступление против государственной власти и интересов государственной службы с применением насилия и с угрозой его применения, отнесённое к категории тяжких преступлений.

Особого внимания требует вопрос соблюдения законности в ходе дознания. Принуждение подозреваемых, обвиняемых, а также потерпевших и свидетелей к даче показаний с применением угроз и, тем более, методов, унижающих их человеческое достоинство и опасных для их здоровья и жизни, – преступление, предусмотренное ст. 302 Уголовного кодекса Российской Федерации. Статья эта применяется редко. Достаточно сказать, что, например, в 2007 году, по данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, осужден по ней никто не был. Между тем в СМИ систематически появляются публикации об унижениях и пытках, которым подвергаются задержанные. В большинстве случаев такие преступления квалифицируются как превышение должностных полномочий.

Психологические особенности конкретной личности должны непременно учитываться при поступлении на службу в правоохранительные органы. Без должного психологического контроля в милиции, к сожалению, продолжают служить люди зачастую агрессивно настроенные против окружающих, применяющие насилие без веских на то причин, использующие милицейскую форму как средство оправдания своей агрессии.

(Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 19 сентября 2008 г) 02.09.2008 сотрудник милиции Л., в нарушение указанных положений Закона РФ "О милиции", несмотря на то, что со стороны несовершеннолетнего Ж. никаких противоправных действий совершено не было, доказательства его виновности в совершении какого-либо преступления отсутствовали, без выяснения и проверки алиби Ж., стремясь любым способом обеспечить раскрытие преступления – кражи имущества, умышленно нанес не менее двух ударов кулаком в лицо и двух ударов локтями в затылок несовершеннолетнему гражданину Ж.., требуя от Ж.. признания в преступлении, которое тот не совершал. В результате вышеуказанных противоправных действий Л.. потерпевшему Ж.. были причинены ушибы мягких тканей головы с их отеком в затылочной области справа.

Таким образом, своими действиями Л. совершил преступление, предусмотренное п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, – превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, если они совершены с применением насилия.

Право на свободу и личную неприкосновенность предусмотрено ст. 22 Конституции Российской Федерации. Неприкосновенность личности гарантируется также нормами законодательства, определяющими полномочия государственных органов. Так, в ходе уголовного судопроизводства привод, задержание, домашний арест, заключение под стражу, личный обыск и другие принудительные по своему характеру действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке (статьи 91, 107, 108, 113, 184 УПК РФ). Хотелось бы отметить, что жертвой вышеуказанного преступления стал несовершеннолетний гражданин. В интересах государства осуществлять всеобъемлющую социальную политику, направленную на оказание максимального содействия обеспечению благополучия несовершеннолетних. Особенность правового статуса несовершеннолетнего в виду его несформированности, приводящей к тому, что любое негативное воздействие на него может стать основой развития той или иной личностной девиации, а в силу этого и общественная опасность посягательств на процесс формирования личности несовершеннолетнего выше чем у аналогичных посягательств на взрослых граждан. Неслучайно преступления против несовершеннолетних выделены в самостоятельную группу (глава 20 УК РФ)

Проведение таких процессуальных действий, как освидетельствование и следственный эксперимент, согласно статьям 179 и 181 УПК РФ допускается лишь при условии, что оно не создает опасность здоровью человека. Между тем почта Уполномоченного по правам человека в РК свидетельствует о том, что эти требования уголовно-процессуального законодательства соблюдаются далеко не всегда. В итоге право человека на свободу и личную неприкосновенность зачастую нарушается. Нередки случаи, когда проведение так называемых «профилактических» милицейских мероприятий выливается в незаконные задержания, иногда сопровождаемые насильственными действиями.

06 октября 2006 года в здании ОМ УВД по МО г. Петрозаводска, сотрудники милиции П. и К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью проверки Кудряшева на причастность к совершению преступления, действуя совместно и согласованно, избивали Кудряшева заставляя его признаться в преступлении, которого он не совершал. Кудряшеву было нанесено не менее двух ударов ладонью по затылку, и два удара резиновой палкой, один из которых пришелся по голове. Также на голову потерпевшему надевался полиэтиленовый пакет с целью перекрыть доступ кислорода. Приговором суда от 30.07.2008 года названные сотрудники милиции осуждены по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия) к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с лишением права занимать должности в государственных органах, связанными с полномочиями представителя власти в течение трех лет.

В общем контексте обеспечения права на свободу и личную неприкосновенность весьма важной и в некоторой степени небесспорной является проблема административного задержания. Задержание как мера процессуального принуждения существует в уголовном и административном процессах. При этом можно констатировать, что уголовно-процессуальное законодательство в целом достаточно надежно обеспечивает права задержанного. Напротив, права лица, подвергнутого административному задержанию, нередко оказываются в зоне своего рода «произвольного толкования».

Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях административное задержание – это кратковременное ограничение свободы физического лица (статья 27.3 КоАП). Каких-либо указаний на то, что непременным признаком задержания является именно водворение задержанного в изолированное помещение, в этом определении не содержится. На деле, однако, правоохранительные органы упорно исходят из такой его интерпретации. И, соответственно, принудительное доставление человека, например, в отдел внутренних дел или удержание его там без помещения «под замок» задержанием зачастую не признают. В итоге фактически задержанный, но не признанный в этом качестве человек лишается и права обжаловать подобные действия правоохранительных органов, и права взыскать с них ущерб, причиненный ему таким «неформальным» ограничением свободы.

Проверяя жалобы граждан на незаконное задержание, Уполномоченный по правам человека в РК регулярно получает из органов прокуратуры «разъяснения» о том, что административного задержания не было, что заявители были «приглашены» в отдел внутренних дел, куда и «проследовали добровольно». Или, например, о том, что удерживавшийся на пограничном КПП в течение суток гражданин задержанию не подвергался, поскольку «мог свободно перемещаться по территории КПП и не помещался в камеру для задержанных». Не находят органы прокуратуры признаков административного задержания и в случае «приглашения» человека для многочасовой «профилактической беседы», уйти с которой он не может. Все подобные ситуации – примеры произвола и нарушений конституционных прав человека. Их общий знаменатель – неправомерная и произвольная увязка «административного задержания» с непременным водворением задержанного в изолированное помещение.

Вполне очевидно, что описанная проблема относится к сфере плохой правоприменительной практики. Тем самым решение этой проблемы не требует изменения законодательства. Достаточно было бы просто направить соответствующие разъяснения во все органы государственной власти, применяющие административное задержание.

Образ сотрудника милиции для многих граждан является символом порядка, законности и справедливости. Большинство граждан доверяет милиции, чем некоторые недобросовестные милиционеры и пользуются, обманывая доверчивых лиц. Тем самым еще больше подрывается авторитет правоохранительных органов в обществе, что в последующем может привести к полной утрате гражданского доверия к милиции.

(Из обвинительного заключения)

Помощник Участкового уполномоченного милиции К. вместе со своим коллегой М. прибыли на квартиру к гр-ну В., ранее обращавшегося в правоохранительные органы с просьбой помочь в избавлении его жены от алкогольной зависимости. и помещении ее в платное медицинское учреждение наркологического профиля. Находясь в указанной квартире, К., действуя совместно с М., предложил В. передать ему (К.) совместно с М. денежные средства в сумме 4000 (четырех тысяч) рублей под предлогом необходимости оплаты помещения супруги В. в платный наркологический стационар. В. согласился и отдал сотрудникам милиции указанную сумму. После этого, не намереваясь исполнять взятые на себя обязательства, К. и М. отвезли женщину в бесплатный наркологический диспансер и после прохождения медицинского освидетельствования супруги В. составили поддельный протокол об административном правонарушении, в котором говорилось о том, что жена В. якобы была задержана в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Полученными от В. денежными средствами милиционеры распорядились по своему усмотрению.

В период времени с 01 часа до 02 часов 15 минут, 12 ноября 2007 года при доставлении задержанного Грибанова в отдел, сотрудники ОБППСМ при УВД г. Петрозаводска Якимов Д. А. и Бросов А. А., действуя из корыстных побуждений, произвели у здания Зарецкого ОМ УВД города Петрозаводска личный досмотр задержанного. Вследствие этого, у Грибанова было похищено имущество на сумму 1960 рублей. Решением Петрозаводского городского суда Якимов Д. А. и Бросов А. А. были приговорены к лишению свободы на срок 1 год и 1 месяц с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В период времени с 08 час. 00 мин. до 09 час. 00 мин. 30.01.2008 года инспектор ДПС ОБДПС ГИБДД при МВД по Республике Карелия С., остановил для проверки документов автомобиль марки «ВАЗ 2108», под управлением гражданина Е. В ходе проверки документов С. было установлено, что Е. управлял автомобилем без водительского удостоверения, поскольку ранее он был лишен права управления транспортным средством. Е. попросил не составлять в отношении него протокол об административном правонарушении, на что инспектор ДПС С., имея умысел на получение от Е. взятки в виде денежных средств за незаконное бездействие, согласился скрыть выявленное им правонарушение и потребовал за это от Е. передачи ему взятки в виде денежных средств в сумме 10.000 рублей. Е, зная, что за совершённое им административное правонарушение ему будет назначено наказание в виде административного ареста, согласился уплатить взятку С. в требуемой сумме. Так как требуемой суммы денег у Е. при себе не оказалось, то он попросил предоставить ему возможность передать взятку в виде денег в рассрочку. Е. сообщил С., что гарантом исполнения им взятых обязательств по уплате денежных средств за не привлечение его (Е.) к установленной законом ответственности и сокрытие факта административного правонарушения может стать его знакомый инспектор ДПС ОБДПС ГИБДД при МВД по Республике Карелия сержант милиции Ф. Выступая в качестве пособника в получении взятки должностным лицом за незаконное бездействие, договорился с С. о том, что он (Ф.) сам в дальнейшем получит от Е. денежные средства в сумме 10.000 рублей и передаст их С. В дальнейшем гражданине Е. постепенно передавал денежные средства инспектору Ф., который выступал в качестве пособника. После получения очередной суммы гр. С. и гр. Ф. были задержаны сотрудниками ОСБ МВД по Республике Карелия.

Своими действиями С. совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 290 УК РФ, - получение взятки, то есть получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за незаконное бездействие. С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Своими действиями, Ф совершил преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 290 УК РФ, - пособничество в получении взятки. Ф. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Около 20 час. 00 мин. 28 февраля 2008 г. у д. 8 по ул. Антонова в г. Петрозаводске Республики Карелия водитель М., управляя в состоянии алкогольного опьянения своей личной автомашиной, совершил наезд на стоящую у обочины автомашину, принадлежащую водителю С, после чего скрылся с места дорожно-транспортного происшествия. Обнаружив повреждения своей автомашины, С. сообщил о факте дорожно-транспортного происшествия в дежурную часть ГИБДД при МВД по Республике Карелия и своему знакомому - старшему инспектору ДПС ОБДПС ГИБДД при МВД по Республике Карелия старшему лейтенанту милиции Ш., который прибыл на место дорожно-транспортного происшествия. На месте происшествия старший инспектор ДПС ОБДПС ГИБДД при МВД по Республике Карелия Ш., действуя в пределах предоставленных ему полномочий и исполняя должностные обязанности, произвел осмотр автомашины С. и установил причастность к данному дорожно-транспортному происшествию водителя М.

Однако в дальнейшем, в период времени с 28 февраля по 09 апреля 2008 г. он (Ш.), имея реальную возможность исполнить должным образом возложенные на него обязанности, умышленно не принял мер к привлечению к административной ответственности М. за совершение административных правонарушений. В дальнейшем Ш. стал требовать от М. передачи С. в неофициальном порядке денежных средств в сумме 17.000 рублей в счёт возмещения причинённого его имуществу ущерба и передачи для себя лично денежных средств в сумме 3.000 (три тысячи) рублей и имущества (цифровой фотоаппарат) в качестве взятки за не привлечение его (М.) к установленной законом ответственности и сокрытие фактов совершения по вине М. указанного дорожно-транспортного происшествия и управления М. автомашиной в состоянии алкогольного опьянения. В дальнейшем гражданине М. передал, оговоренную сумму и фотоаппарат инспектору Ш.

Таким образом, Ш. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 285, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Преступления данной категории совершаются сотрудниками правоохранительных органов из корыстных побуждений. Но, к сожалению, зачастую трудно выявить лиц, получивших взятку, т. к. внутри коллектива принято закрывать глаза на нарушения закона.

Не меньшую общественную опасность представляют совершаемые сотрудниками органов внутренних дел преступления против правосудия, которые тесно взаимосвязаны с должностными преступлениями. Так, по отдельным оценкам в 24–30% случаев взяточничества дополнительным объектом последнего становились общественные отношения в области борьбы с преступностью и иными правонарушениями.

В марте 2009 года оперуполномоченный 2 отдела ОРЧ УНП МВД по РК капитан милиции К., являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, имея умысел на вымогательство взятки в виде денег в сумме 1.500.000 (полтора миллиона) рублей, то есть в крупном размере, у руководителя группы реализации нефтепродуктов ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт» Аристова О. В., привлек в качестве соучастника преступления коллегу - оперуполномоченного 2 отдела ОРЧ УНП МВД по РК старшего лейтенанта милиции А., также являющегося должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, и проводившего проверку деятельности ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт». Сотрудники милиции высказывали угрозы привлечения Аристова О. В. к уголовной ответственности и распространения в средствах массовой информации компрометирующих его сведений, требовали от него передачи взятки в виде денег в размере 1.500.000 (полтора миллиона) рублей, с вымогательством взятки взамен на прекращение проверки и сокрытия фактов нарушения законодательства.

Из числа преступлений против правосудия, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей наиболее распространены привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), заведомо незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ), фальсификация доказательств (чч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), провокация взятки или коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ). Однако приведенный здесь перечень основывается на экспертных оценках, а не на судебной статистике, так как данные преступления характеризуются высокой степенью латентности.

Чувство власти, даже самой небольшой – одно из чувств, крайне негативно воздействующих на низкокультурного и малообразованного человека, тем более, когда осознание собственных полномочий сопряжено с ощущением безнаказанности, а зачастую с убеждением в том, что милицейская дубинка всесильна. Такое убеждение питается примером профессионального окружения, в которое попадают поступающие на службу, круговой порукой, укрывательством преступлений, совершаемых подчиненными, со стороны низшего и среднего начальственных звеньев.

Из обвинительного заключения

Р. являясь должностным лицом, выполняющим функции представителя власти – старшего оперуполномоченного отделения уголовного розыска Зарецкого отдела милиции УВД г. Петрозаводска, имея умысел на использование своих должностных полномочий вопреки интересам службы, руководствуясь личной заинтересованностью, обусловленной нежеланием объективно проводить проверку по заявлению о преступлениях, принимать меры к раскрытию преступлений, совершенных в условиях неочевидности, с целью скрыть нераскрытые преступления и, тем самым улучшить показатели раскрываемости корыстных преступлений и создать, таким образом, видимость эффективности работы отделения уголовного розыска Зарецкого ОМ УВД г. Петрозаводска, с целью обоснования принятия в последующем незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, при принятии заявлений от граждан, неоднократно вносил в протоколы принятия устного заявления о преступлении заведомо ложные сведения о том, что ущерб от краж является для потерпевших малозначительным, что в милицию они обратились для информации и на возбуждении уголовного дела не настаивают. Данные действия Р. позволили вынести заведомо незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием события преступления), в котором отразить вымышленные, заведомо не соответствующие действительности сведения. (Из обвинительного заключения).

Глава 2

Причины и условия

Повлиять на преступность, предупредить совершение преступления можно, воздействуя не только на причины, но и на условия преступности. Во многих случаях воздействовать на условия, способствующие совершению преступлений, и тем самым блокировать действия причин практически легче и доступнее, чем устранить причины преступности.

Юридическая безграмотность граждан.

Как следует из опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» (ФОМ), три четверти россиян (76%) плохо знают российские законы. Но сегодня, особенно в современной России, знать законы или хотя бы основные свои права, гарантированные Конституцией РФ, жизненно необходимо. В России человек, который слабо ориентируется в законодательстве, очень уязвим при общении с правоохранительными органами. Сотрудники правоохранительных органов, наряду с недобросовестными работодателями и предпринимателями чаще всего пользуются нехваткой банальных юридических знаний и навыков рядовых граждан.

Наличие требований к уровню раскрываемости, погоня за статистическими данными. Приказное своеволие.

Как одну из причин преступности среди правоохранителей необходимо отметить действующие установки по ведению дел – пресловутую «раскрываемость», называемую в самой милиции «палочной системой». Часто руководство ставит перед исполнителями такие задачи по оперативности расследований, выполнить которые, не нарушив законов или, как минимум, процедурных правил, фактически невозможно. Начальствующий состав отделений милиции придерживается той точки зрения, что скорая и результативная работа подчиненных в дежурные сутки – залог и раскрытия преступления, и высокого качества следствия. Все возможное пытаются сделать на допросах, очных ставках, опознаниях, вплоть до предъявления обвинения. Это, во-первых, способствует установлению так называемой «истины» по уголовному делу, исключает сговор подозреваемого и его близких со свидетелями с целью искажения реальных обстоятельств, помогает легко воспроизвести детали сообщений, которые еще не стерлись из памяти, а, во-вторых, дает немалую экономию процессуальных сроков. С одной стороны, логика ясная. С другой стороны, известно, что большое количество правонарушений со стороны правоохранителей совершаются сразу после задержания, когда человек оказывается в отделении. Стремление в краткие сроки раскрыть преступление и предъявить обвинение, боязнь контактов задержанного с внешним миром, провоцирует на спешный и поверхностный характер ведения работы, иногда на выбивание показаний, сопровождающееся физическим и психологическим давлением.

Для раскрытия преступлений требуется проведение кропотливой работы по сбору и анализу доказательств, поиску свидетелей и очевидцев преступления, сбору оперативной информации. Это требует высокого профессионализма от сотрудников соответствующих подразделений, времени и ресурсов. В условиях работы современных подразделений приоритет отдается оперативности, а имеющихся ресурсов как временных, так и материальных, недостаточно. В результате выбирается наиболее простой путь — «выбивание» признательных показаний в совершении преступлений.

В целом, несмотря на то, что основной задачей системы МВД является предупреждение и пресечение преступлений, сейчас вся деятельность этой системы направлена на повышение статистических показателей уровня раскрываемости преступлений. От оперативных сотрудников требуют повышения раскрываемости, и они выполняют эту задачу всеми возможными как законными, так и незаконными способами. Причем, чем выше уровень раскрываемости преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, тем лучше отношение начальства, также вынужденного отчитываться по раскрываемости в более высоких кабинетах.

Ряд исследователей особо выделяет приказное своеволие как одну из причин противоправных деяний сотрудников милиции. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (принят Резолюцией Генеральной ассамблеи ООН 17 декабря 1979 года) запрещает исполнение незаконных приказов вышестоящего начальства. Если приказ (в устной или письменной форме) противоречит закону, у рядового сотрудника милиции существует законные основания отказаться от исполнения этого приказа. Но на практике любые приказы, порой даже самые абсурдные и противоречащие действующему законодательству приводятся в исполнение. Основная этому причина – тотальная служебная зависимость от вышестоящего сотрудника ОВД, отсутствие работающих каналов жалоб на действия руководителя (т. н. «обратная связь» - в инспекцию по личному составу, управление кадров, службу собственной безопасности), крайне негативное отношение системы органов внутренних дел к созданию и деятельности профессиональных союзов работников правоохранительных органов, слабая индивидуальная работа психологической службы, укоренившееся ложное восприятие корпоративных норм (т. н. «честь мундира») и прочее.

Одним из наиболее негативных следствий приказного своеволия является профессиональная деформация сотрудников правоохранительной службы, являющаяся результатом социализации и освоения действующих на практике методов работы. Начиная работать в системе правоохранительных органов, сотрудник оказывается в системе сверхдисциплины, которая держится на приказах. Последние не обсуждаются, а требуют неукоснительного исполнения. Но иногда административно-приказное своеволие подменяет закон.

Воздействие профессиональной деятельности на психику сотрудников ОВД

Специфика профессиональной деятельности, при определённых условиях, может вызвать развитие негативных явлений в психологической структуре личности, деформировать ее. Склонность к профессиональной деформации наиболее часто наблюдается у представителей профессий, обладающих властными полномочиями, работающих в сфере разрешения насущных жизненных проблем, от решений, воли которых зачастую зависит достоинство, существование, свобода и даже здоровье и жизнь граждан. К таким профессиям относится профессия сотрудников органов внутренних дел.

В узком смысле под профессиональной деформацией понимают приобретение таких качеств, навыков и склонностей, которые отрицательно влияют на решение поставленных перед сотрудником профессиональных задач. Деформация обычно выражается в равнодушии, властолюбии, подозрительности, скептицизме, правовом нигилизме, негативно-правовом радикализме, ложной корпоративности (защита «чести мундира»), схематизме мышления, карьеризме, индивидуализме и т. п.

Существует реальная опасность изменений в мировоззрении личности. Образовывается глубокий разрыв между идеальным набором качеств и реально существующими сотрудниками – носителями этих качеств. Типичным проявлением профессиональной деформации является злоупотребление служебным положением, совершение различного рода правонарушений и нарушений законности при исполнении служебных обязанностей и как крайняя форма – совершение преступлений.

Экстремальные ситуации в органах, например, связанные с личностными качествами сотрудников, воевавшими в Чечне, могут также провоцировать произвол. Речь не идет о нарушениях закона в своей каждодневной работе в органах со стороны ветеранов чеченского конфликта, а о той атмосфере, которая создается психически травмированными людьми.

Финансовое и материально-техническое положение дел в милиции.

Многие исследователи, не только связанные с правоохранительными органами, в качестве одной из основных причин произвола правоохранительных органов отмечают низкий уровень оплаты труда. Но результаты исследований говорят о том, что уровень зарплаты является чуть ли не базовым препятствием для уходы со службы. Вот лидирующая группа причин неувольнения из правоохранительных органов:

•  невозможность найти более приличную и оплачиваемую работу

•  размер зарплаты

•  наличие льгот.

Тем не менее, финансовое и материально-техническое положение дел в правоохранительных органах не соответствуют тем рискам, которым подвергаются сотрудники правоохранительных органов. В результате мотивация к профессиональной и безупречной деятельности понижается, сотрудники увольняются, обуславливая высокую текучесть кадров.

В то же время о профессиональном мастерстве сотрудников можно говорить только после 8-9 лет службы. Поэтому формирование профессионального состава остается актуальной проблемой, и многими исследователи рассматривается как одна из насущных задач в целях противодействия преступности правоохранителей.

Уровень профессионализма зависит от уровня правовых знаний и развития правовой культуры. С точки зрения самих сотрудников милиции, состояние правовых знаний остается недостаточным для профессиональной работы. Около 30-35%% опрошенных отметили, что уровень правовых знаний не отвечает требованиям. Отметим, что специалисты, связанные с правоохранительной службой в качестве самостоятельной причины произвола сотрудников правоохранительных органов фиксируется дефицит правовых знаний, правовую безграмотность правоохранителей.

Внешние факторы и правовая база

Давая негативную оценку современной работе правоохранительных органов, большинство авторов обосновывают тезис о том, что изменение ситуации в лучшую сторону зависит от внешних по отношению к правоохранительной сфере факторов. Иногда речь идет и о таких отдаленных влияниях, как работа СМИ, которые «навязывают мысль о непобедимости преступности». Нередко подчеркивается превалирующее влияние общей социальной, экономической и политической необустроенности в стране, что, конечно же, нельзя не брать в расчет, так как милиция и другие организации правоохранительной сферы системно включены в функционирование общественных институтов. Но было бы грубым упрощением сводить все проблемы правоохранительной сферы к криминализации общественных отношений. Во всяком случае, преступления против личности не имеют прямой и жесткой зависимости от состояния экономики.

Одной из причин произвола называется ведомственное правотворчество. Закон не имеет практической реализации, пока не приняты подзаконные правовые акты, которые иногда извращают содержание самого закона. В результате закон обессмысливается и девальвируется.

По данным Института государства и права РАН, четверть всех нарушений законности в правоохранительной деятельности (преступления со стороны сотрудников милиции) в стране происходит из-за несовершенства законодательных актов, их неполноты, неясности, противоречивости.

Порочная практика, согласно которой закон не действует до тех пор, пока не обрастет ведомственными и инструктивными документами, зачастую извращающими изначальный смысл законов, приводит к неверию в закон, создает атмосферу произвола, злоупотреблений, роста правонарушений со стороны самих сотрудников ОВД, в конечном итоге – к нарушению прав человека и гражданина.

Корысть

Обязательным признаком субъективной стороны двух должностных преступлений - злоупотребления должностными полномочиями и служебного подлога является мотив, определенный в законе как корыстная или иная личная заинтересованность. Прямо указывая в диспозиции статей 285 и 292 УК РФ на корыстную или иную личную заинтересованность как мотив должностных преступлений, законодатель не раскрывает содержания этих понятий. Между тем правильная трактовка указанных дефиниций имеет большое значение для квалификации указанных преступлений.

В юридической литературе высказаны различные суждения о понятии корыстного мотива. Одни авторы корыстный мотив толкуют весьма широко - как стремление получить материальную, имущественную выгоду, в том числе и право, занять более высоко оплачиваемую должность. Другие считают, что корыстный мотив содержит в себе страсть к накопительству, обеспечению наилучшего материального положения. Третьи сущность корысти как мотива преступления видят в стремлении, желании лица незаконно, неправомерно обогатиться.

Круг мотивов, характеризующих личную заинтересованность, свидетельствует об антисоциальных, антиобщественных интересах лица, допускающего злоупотребление должностными полномочиями, служебный подлог, о его стремлении извлечь выгоду для себя, своей семьи. В связи с этим обоснованно высказывается мнение, что ложно понятые интересы службы, исходя из которых действует виновный, не могут быть отнесены к иной личной заинтересованности. В подобном случае у лица нет того антисоциального интереса, который придает служебному подлогу характер преступления. Следовательно, мотив личной заинтересованности в силу этого не включает в себя мотив ложно понятого интереса службы.

Отметим, что нами проведено обобщение судебно-следственной практики о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 285 и 292 УК РФ, которое показало, что при злоупотреблении должностными полномочиями корыстный мотив имел место в 82,4% дел, а иные личные побуждения в 17,6%; по корыстным мотивам служебный подлог был совершен в 84,1%, по иным личным побуждениям - в 15,9%. Лица, совершившие преступления, предусмотренные ст. ст. 285 и 292 УК РФ из интересов ложно понимаемой служебной необходимости, по изученным делам к ответственности не привлекались. Как видно из приведенных данных, преобладающим мотивом должностного злоупотребления и служебного подлога выступает корыстный мотив.

Существенное значение в предупреждении правоохранительной преступности имеет улучшение материального обеспечения работников или сотрудников правоохранительных органов (повышение зарплаты, ее дифференциация в зависимости от сложности и опасности выполняемой работы; предоставление различных льгот им и членов их семей). Весомое повышение заработной платы работникам или сотрудникам правоохранительных органов, а также обеспечение их жилищных потребностей, организация досуга бесспорно, стали бы эффективным антикриминогенным фактором. Заметим, что по материалам социологического опроса, проведенного М. В. Королевой, более 70% опрошенных сотрудников правоохранительных органов считают, что низкая зарплата влияет на рост преступности в сфере правоохранительной деятельности, 69% опрошенных сотрудников утверждают, что материальная нужда и низкий уровень доходов способствуют совершению преступлений сотрудниками правоохранительных органов. В этой связи очевидны вредные последствия лишения милиции многих социальных гарантий в результате общего секвестра социальных обязанностей государства, осуществленного законом о так называемой «монетизации льгот» - Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ.

Оплата труда сотрудников правоохранительных органов должна, на наш взгляд, основываться на бальной оценке их деятельности. В этой связи нельзя не указать на зарубежный опыт стимулирования труда полицейских, в частности, в США.

Так, американская система оплаты труда полицейского основана на бальной оценке его деятельности: суммирование баллов за каждое конкретное действие сотрудника полиции по охране общественного порядка и обеспечении правопорядка (например, за каждый вызов в суд правонарушителя полицейский получает 3 балла, за задержание правонарушителя, управляющего автомобилем в нетрезвом виде – 8 баллов, за арест преступника по ордеру – 10 баллов и т. д.). При этом за ежемесячное перевыполнение месячной нормы сотрудник получает дополнительное вознаграждение и может быть направлен на курсы повышения квалификации с дальнейшей перспективой служебной карьеры.

Стимулирование честной работы сотрудников в значительной мере определяет и эффективность борьбы с коррупцией, поэтому стимулирование безупречной службы должно быть возведено в ранг государственной политики.

Мотивы, указанные самими сотрудниками правоохранительных органов, осужденными за преступления, связанные с исполнением ими своих служебных обязанностей.

-  «выслужиться» – 43,7%

-  корысть – 20,3%

-  карьеризм, стремление продвинуться по службе – 8,6%

-  показать свое превосходство над другими людьми – 8,5%

-  под давлением или по примеру своих коллег – 4,7%

-  отомстить кому-либо – 4,3%

-  скрыть ранее совершенное преступление – 4,2%

-  затруднились ответить – 9,9%

Глава 3 Рекомендации

Социологические исследования, проводимые в России в последние годы, демонстрируют особо негативное место милиции в восприятии населения. В рейтинге доверия различным социальным институтам органы милиции, по оценкам населения, никогда не поднимались выше 13-14 места, по суммарному выражению негативизма они уступали только политическим партиям и российскому парламенту. Предупреждение милицейской преступности по праву следует считать первоочередным, поскольку сама милиция является главенствующим субъектом в области борьбы с преступностью. Вышеуказанное обуславливает необходимость проведения специального анализа некоторых предлагаемых мер, направленных на предупреждение правоохранительной преступности. Рассмотрим отдельные из них.

Одной из первоочередных мер, направленных на предупреждение правоохранительной преступности, следует считать правовое воспитание граждан и пропаганду правовых знаний, оказание консультационной помощи населению по вопросам защиты от преступных посягательств со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также издание специальной литературы по этим вопросам. Рассматривая правовое воспитание и обучение технологиям защиты от преступных посягательств работников правоохранительных органов, следует отметить, что общепредупредительный эффект достигается не только посредством применения уголовных мер воздействия, но и при соответствующем информировании об этом населения, а также посредством разъяснения норм права различным слоям общества с целью позитивного воздействия на правосознание сотрудников правоохранительных органов.

Общепризнанным считается, что одним из эффективных условий предупреждения преступности в сфере правоохранительной деятельности является максимальное использование возможностей средств массовой информации. Отметим, например, что только за последнее время в «Российской газете» и других источниках неоднократно публиковались материалы, посвященные преступности в правоохранительных органах.

Оказание консультативной помощи по вопросам защиты от преступных посягательств работников или сотрудников правоохранительных органов стало практиковаться в нашей стране относительно недавно, хотя в других странах виктимологической профилактике уделяется большое внимание. Конкретные формы этой работы состоят в издании и распространении плакатов, памяток, буклетов по предупреждению преступлений работников или сотрудников правоохранительных органов, демонстрации соответствующих теле - и радиопередач («Человек и закон», «Дело оборотней в погонах»). В настоящее время в периодической печати уделяется больше внимания действиям граждан (потенциальных жертв) в случае противоправного поведения работников или сотрудников правоохранительных органов.

В перспективе важнейшей задачей преодоления правового нигилизма российских граждан (и как следствия его – правового нигилизма органов правопорядка) представляется введение общеобразовательного обязательного предмета «право», изучаемого на всех уровнях школы, считая с начального.

Следующей важной мерой по предупреждению правоохранительной преступности выступает совершенствование кадровой работы. Прежде всего, это улучшение отбора кандидатов на службу или работу в правоохранительные органы. В правоохранительные органы не должны попадать лица, желающие использовать служебное положение лишь для обогащения, забывающие о главном предназначении этой социально ответственной профессии – защите прав, свобод и законных интересов личности, общества и государства от противоправных посягательств. В связи с этим необходима весьма тщательная проверка кандидатов по месту жительства, работы, учебы с целью выяснения нравственных, психических качеств, а также выяснение иных обстоятельств, характеризующих личность. Для предупреждения внутренних правонарушений необходимо также реанимировать систему воспитательной работы в милиции. В ходе воспитательной работы следует формировать у каждого работника или сотрудника правоохранительных органов чувство уважения к гражданам, обществу и государству, правилам и традициям человеческого общежития.

Особую роль в предупредительной деятельности работников и сотрудников правоохранительных органов призваны сыграть специальные подразделения, в частности, для предупреждения преступлений сотрудников органов внутренних дел – органы собственной безопасности МВД РФ. Заметим, что главной задачей подразделений собственной безопасности является противодействие кризисным, разложенческим явлениям в системе МВД.

Для решения указанной задачи в деятельности подразделений собственной безопасности ОВД предлагается:

1) переориентировать идеологию оперативно-служебной деятельности подразделений собственной безопасности с карательного уклона на защиту сотрудников милиции, т. е. пресекать правонарушения со стороны личного состава, в основном, комплексом профилактических мероприятий;

2) более активно практиковать использование негласного аппарата по установлению и пресечению коррупционных связей преступных элементов с сотрудниками ОВД;

3) сосредоточить оперативные усилия не только на работе по совершенным фактам нарушения законности, но и на организации режима постоянного оперативного поиска;

4) при взаимодействии с различными подразделениями органов внутренних дел в субъектах Федерации продолжать разработку реального механизма представления в соответствующие управления (отделы) собственной безопасности информации о сотрудниках ОВД, имеющих связи с криминальными структурами, неделовые коммерческие отношения либо вставших на путь совершения правонарушений; введение поощрений за представленную достоверную информацию о совершенных сотрудниками ОВД правонарушениях при условии соблюдения конфиденциальности личностей информаторов.

5) проводить мероприятия по созданию и вводу в опытную эксплуатацию в подразделениях собственной безопасности автоматизированной информационно-аналитической системы, позволяющей поднять качество решения вопросов как управленческой, так и оперативно-служебной деятельности;

6) шире внедрять разработанную методику и тактику организации действенной государственной защиты сотрудников органов внутренних дел и членов их семей. Разработать механизм превентивной защиты сотрудников, осуществляющих реализацию особо значимых разработок;

7) при выдвижении сотрудников на руководящие должности и переводе в оперативные подразделения органов внутренних дел, а также при получении специальных званий старшего начальствующего состава обеспечивать проверку кандидатов по линии собственной безопасности.

Кадровым службам МВД при отборе лиц, принимаемых на службу в правоохранительные органы, необходимо больше внимания уделять личностным характеристикам кандидатов: их морально-нравственным качествам, культурному уровню, уровню образования, а также коммуникабельности и умению общаться с людьми. В первую очередь это касается лиц, принимаемых в патрульно-постовую службу, службу участковых уполномоченных и уголовный розыск.

Высшему руководству МВД необходимо усилить контроль за деятельностью руководителей структурных подразделений органов МВД, а также ужесточить ответственность вышестоящих должностных лиц за ненадлежащий контроль за их деятельностью. Выносить на рассмотрение коллегии МВД вопросы, связанные с совершением сотрудниками и руководителями структурных подразделений МВД должностных преступлений. Нарушениям прав граждан на эффективное средство правовой защиты в государственном органе способствует недостаточная эффективность мер, предпринимаемых руководящим составом органов внутренних дел по контролю в соответствии со ст. 37 Закона «О милиции» за деятельностью подчиненных сотрудников милиции.

В целом ряде иных случаев нарушения прав граждан совершались либо самими начальниками органов внутренних дел, либо милиционерами в помещениях органов внутренних дел, когда последние фактически находились под контролем начальников, и иных должностных лиц органов внутренних дел, обязанных в соответствии со ст. 18 Закона «О милиции» в случае непосредственного обнаружения событий, угрожающих общественной безопасности, принять меры к пресечению правонарушения.

Руководителям следственных подразделений Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ необходимо усилить контроль за качеством проверок, проводимых по обращениям граждан о совершении должностных преступлений, своевременностью возбуждения уголовных дел данной категории и эффективностью предварительного следствия по указанным выше уголовным делам.

Механизм проведения служебных проверок по сообщениям о совершении сотрудниками милиции нарушений прав и законных интересов граждан, в ходе которых пострадавшие незаконно задерживались, им причинены телесные повреждения или смерть, на уровне федерального законодательства вообще не предусмотрен. Информация о таковых действиях сотрудников милиции не может рассматриваться иначе как заявления или сообщения о преступлении, процессуальные особенности фиксации и рассмотрения которых установлены исключительно главой 19 и п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, а обязанность разрешения подобного рода сообщений о преступлениях (вне зависимости от форм и источников информации) возложена исключительно на органы прокуратуры. Соответствующий порядок исполнения названных норм закона установлен и в ведомственных организационно-распорядительных документах. Инструкцией о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о правонарушениях (утверждена приказом МВД РФ от 1 декабря 2005 г. N 985), из положений которой следует обязанность передавать по подследственности следователям Следственного комитета все сообщения о преступлениях, совершенных сотрудниками милиции в установленные законом сроки процессуальным путем, т. е. с вынесением соответствующего постановления в соответствии с ч. 3 ст. 145 УПК РФ. Несоблюдение в ходе ведомственной проверки установленного порядка разрешения сообщений о преступлениях; факты «списания материалов проверки в дела»; проведение «служебной» проверки, оканчивающейся вынесением заключения, а не процессуального решения о передаче материалов по подследственности; ведение одновременного «параллельного» ведомственного разбирательства с принятием решений о доказанности или недоказанности имеющих юридическое значение фактов в непредусмотренных УПК РФ формах, отдельно от процессуального рассмотрения сообщения о преступлении, без поручения следователя об этом является противозаконным и не может рассматриваться иначе, как разнообразные формы попыток сокрытия преступления должностными лицами органов внутренних дел.

Прокуратуре Республики Карелия предлагается проверить соответствие нормативных документов МВД по Республике Карелия, регламентирующих проведение служебных проверок в отношении сотрудников милиции по заявлениям граждан, на предмет соответствия УПК РФ.

Деятельностью Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, к чьей компетенции в соответствии со ст. 151 (Подследственность) УПК РФ отнесено проведение проверок по сообщениям о совершении преступлений сотрудниками органов внутренних дел и предварительное следствие по уголовным делам о таковых преступлениях, максимально не обеспечивается конечная цель уголовного преследования - изобличение лиц, виновных в совершении преступлений, и привлечение их к уголовной ответственности. Прокурорами, являющимися по своему правовому положению руководителями уголовного преследования, предусмотренные статьей 37 УПК Российской Федерации полномочия для надзора за законностью деятельности органов предварительного следствия, защиты прав и законных интересов, в первую очередь потерпевших от преступлений, в полной мере не используются. Следователи Следственного комитета, а также прокуроры, практикуют нарушения прав человека в форме бездействия. Следователи не исполняют либо исполняют недолжным образом возложенные на них законодательством обязанности по полному, объективному и эффективному расследованию указанных выше типичных нарушений прав человека. Прокуроры не в полной мере используют предусмотренные УПК полномочия по надзору за деятельностью органов предварительного следствия.

Судам при вынесении приговора представляется целесообразным обращать больше внимания не только на личность подсудимого и потерпевшего, последствия превышения должностных полномочий, но и на способы совершения преступления, а также цели, для достижения которых должностные лица применяли, превышая должностные полномочия, в том числе и насилие.

Судам, при рассмотрении уголовных дел, возбужденных по факту совершения должностных преступлений, представляется целесообразным принимать исчерпывающие меры к выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления и расширить практику вынесения частных определений. В них необходимо обращать внимание должностных лиц на причины, способствующие совершению преступлений, на обязательность устранения этих причин и привлечения к ответственности тех должностных лиц, которые по долгу службы обязаны не допускать возникновение подобных обстоятельств.

Для искоренения этой практики не нужно громоздить новые законы, издавать строгие приказы. Достаточно лишь точно и беспристрастно исполнять все требования действующего уголовно-процессуального законодательства. И своевременно реагировать на любые сигналы о его нарушении.

Список использованной литературы:

«Отношение к милиции среди жителей городов России». Результаты социологического исследования, проведенного по заказу Фонда «Общественный вердикт» Аналитическим центром Юрия Левады. Май 2004 г.

Доклад о нарушениях прав человека сотрудниками правоохранительных органов на территории Республики Татарстан (события 2003-2004 годов) Правозащитного центра города Казани Http://www. investigation. ru/_go/anonymous/main/?path=/ru/__books/2005_29

Королева М. В. Коррупция в сфере правоохранительной деятельности // Коррупция и борьба с ней. – М., 2000.

К вопросу о некоторых мерах по предупреждению правоохранительной преступности. Удовыдченко М. А., к. ю.н., декан юридического факультета СевКавГТУ

Гликин М. Милиция и беспредел. – М., 1998. – С. 417–420.

Алтухов С. А. Преступления сотрудников милиции (понятие, виды и особенности профилактики). – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

Евдокимов М. Е. Деятельность отделов собственной безопасности органов внутренних дел в субъектах Федерации (опыт Тамбовской области) // Власть: криминологические и правовые проблемы. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000.

Долгова А. И., Ванюшкин С. В., Ильин О. С., Романова А. Г. Преступность сотрудников правоохранительных органов // Преступность, статистика, закон. – М.: Криминологическая Ассоциация, 1997.

«Практика применения насилия, специальных средств и оружия сотрудниками правоохранительных органов.» Анализ Фонда "Общественный вердикт". С веб-сайта Http://www. publicverdict. org/

Адвокат М. М. Баховская, Научная статья «Проблемы защиты имущественных прав гражданина России при проведении деятельности правоохранительных органов.» Http://www. yurclub. ru/docs/criminal/article122.html

Асмик Новикова. Научная статья «Актуальные проблемы правоохранительных органов с точки зрения внутренних экспертов.» С веб-сайта Www. demos-center. ru

"Исследование проблем нарушения прав человека в Краснодарском крае сотрудниками правоохранительных и судебно-исполнительных органов" Исследовательский проект Межрегиональной общественной организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных» Ссылка: Http://www. kuban-justice. ru/org/rez. html





Петрозаводск, пр. Ленина, 10а, офис 8, т/ф (8142) 76-10-60 Эл.почта: 321@karelia.ru
Ассоциация "Экспертно-правовое партнерство" продолжит свою уставную деятельность в 2017 году