НОВОСТИ

 About 

№ 2-53/6-2011г.

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

20 января 2011 г. г. Петрозаводск

Петрозаводский городской суд Республики Карелия в составе:

Председательствующего судьи Снигур Е. А.,

При секретаре Ильинской Н. В.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Егорова В. Л. к Обществу с ограниченной ответственностью «Редакция», Обществу с ограниченной ответственностью «О, Кей» о защите чести и достоинства и деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда,

Установил:

Истец обратился в суд по тем основаниям, что в газете «Московский комсомолец в Карелии» №21 (394) от 19-26 мая 2010 года на стр. 11, а также на сайте «vesti. karelia. ru» от 20 мая 2010 года размещены материалы «Не лечите меня доктор!» (автор Кристина Никольская) и «Чакры никто не отменял» (автор Полина Калинина). Перед публикацией материала с данными авторами, которые представляли бы редакцию газеты «МК», истец не беседовал. В публикации автора за подписью К. Никольской содержится ряд утверждений не соответствующих действительности, в частности, сведения о размещении рекламы в Интернете; автор исказила пояснения истца по телефону и преднамеренно ввела читателей в заблуждение фразой: «По телефону мы выяснили, что за диагностику придется выложить 5 тысяч рублей - за консультацию, тесты и последующую расшифровку вашего состояния доктором Владимиром Егоровым, специалистом по компьютерному методу...». Данное утверждение не соответствует действительности. В случае обращения по телефону специалист центра дает следующую информацию: прием состоит из нескольких этапов. Первый - диагностико-анатический, в который входит консультирование, выполнение психологического теста, специальное обследование с использованием компьютерной технологии. Затем вторая психолого-аналитическая консультация с написанием заключения и выдачей рекомендаций. О диагностике за указанную в статье сумму при первичном телефонном обращении я не говорил. Далее идет фраза: «Сумма поразила, ведь методика не предполагает никаких дорогостоящих анализов и медицинских исследований. Впрочем, сам врач объяснил, что для полного сканирования организма такая цена - просто смех. Это же как томограф, только лучше». Автор выражает свое лично удивление стоимостью услуги, однако не учитывает, что кроме методики как таковой работает и специалист, прикладывает свои профессиональные и интеллектуальные способности. Таким образом, автор принижает достоинство истца, как специалиста. Утверждение автора о том, что «все сделают световые волны» придумано. На самом деле истец разъясняет и показывает метод, на котором основана работа конкретной программы. А именно: ведется речь об импульсах и сигналах, которые имеют волновую природу. Метод световой стимуляции и синхронизации волн мозговой активности известен много веков. Автор, возможно, пыталась его процитировать, но сделала это некорректно, выставив истца как безграмотного человека. К. Никольская пишет далее: «Сажусь за компьютер. Передо мной - монитор, на котором - самый обычный тест Люшера. С его помощью психологи обычно проверяют эмоциональное состояние человека в конкретный момент времени. Чтоб его использовали в качестве диагностического средства - это что-то новенькое. Что ж, поехали... Нужно выбрать из шести цветов на экране - те, которые нравятся больше всего...». Утверждение, что «нужно выбрать из шести цветов на экране, которые нравятся больше всего», не соответствует действительности. На самом деле при проведении теста используется множество цветов и оттенков. Тест с использованием шести цветов не проводится. Автор вводит читателя в заблуждение и тем подрывает профессиональную и деловую репутацию истца, порочит репутацию компетентного специалиста. Далее автор пишет: «В какой-то момент мне подумалось, что оба испытания по сути очень похожи. 5 тысяч рублей - за банальные психологические тесты? Круто, ничего не скажешь». Испытания над людьми в Центре не проводятся. Автор распространяет сведения, не соответствующие действительности, приписывая истцу действия, которые он не совершал. Любые испытания являются грубым нарушением прав человека. Слово «банальные» порождает негативное мнение о программе, ее создателях, наносит вред деловой репутации. Текст под подзаголовком «Как вы до этого жили» содержит слова: «Проходите, будем смотреть, насколько все плохо» не соответствуют действительности, поскольку в Центре не подобные обращения не используются. Автор пытается прокомментировать полученные после обследования данные, не имея специальной подготовки и знаний, приводя некорректное изложение профессионально полученных данных и заключения. Повышенная негативная эмоциональная окраска у предложения, которое описывает состояние автора, якобы, к концу второго приема в Центре: «К концу приема я четко понимала, что жить я буду не очень долго и, как очевидно, не очень счастливо». Автор, таким образом создает у читателя негативное впечатление об истце и преднамеренно усложненном состоянии, выданном в Центре. Далее автор комментирует рассказ врача о содержании компьютерных программ коррекции фразой: «В общем, Кашпировский отдыхает». Автор обращается к имени известного целителя, имеющего противоречивую, спорную репутацию. Цель данного приема – закрепить у читателя негативную ассоциацию и недоверие к истцу, как специалисту, нанести вред его деловой репутации. Содержание текста под подзаголовком «Что лечить будем» искажает факты и уничижает истца как человека и профессионала. Автор К. Никольская обращается за комментариями к неким неизвестным лицам, не имеющим соответствующей подготовки и практики. Автор использует прием «обобщения», ссылается на некоего анонимного доктора, цитирует его: «...вам приписали все болячки, которые могут быть у человека в вашем возрасте». Этот вывод не обоснован. К. Никольской в Центре ничего не «приписывалось». В конце статьи К. Никольской поставлен риторический вопрос: «Остается неясным главный вопрос: от чего должны были лечить меня компьютерные программы доктора Егорова?» Никаких компьютерных программ доктора Егорова не существует. Читатель вводится в заблуждение, причем в контексте риторического вопроса, который подразумевает ответ. В тексте под подзаголовкам «Кто есть кто» К. Никольская делает попытку изобличить истца в том, что он занимается незаконной деятельностью: «Некоммерческое партнерство «Международный центр новых медицинских технологий» в списке лицензиатов медицинской деятельности не значится, - сообщили нам в отделе лицензирования Министерства здравоохранения РК». Деятельность, которую ведет Центр в перечень обязательных к лицензированию не включена. Таким образом, автор порочит его имя, поскольку читатель может сделать заключение, что он занимается практикой, нарушая закон. Автор делает и следующий собственный вывод: «Интересная получается картина. В частной клинике ведет прием врач, который с помощью некой программы ставит людям «липовые» диагнозы и зарабатывает на этом неплохие деньги». Однако, истец не работает в клинике, данное утверждение не соответствует действительности. Заключение о качестве диагнозов в каждом конкретном случае может дать только специалист или эксперт в данной области знаний. Понятие «липовые» диагнозы» неприменимо в профессиональной среде, носит грубый, просторечный характер, понимается как «поддельные, надуманные, не имеющие ничего общего с действительным состоянием органов и систем». Автор не имеет права делать подобные заключения без приведения результатов специальных расследования, проведения комплексных дополнительных экспертиз авторитетных специалистов. Далее К. Никольская утверждает: «Не надо быть профессиональным юристом или медиком, чтобы понять, чем пахнет вся эта история. Но почему никто до сих пор не задался вопросом: насколько допустимой и законной является вся эта деятельность? Утверждение, что «не надо быть профессиональным юристом или медиком» создает у читателя мнение, что выводы журналиста бесспорны. Но нужно быть именно серьезным профессионалом, чтобы давать характеристики и оценки новым технологиям, уровню оказываемых услуг. Выражение «чем пахнет вся эта история» - просторечное, с негативной эмоциональной окраской. Автор подразумевает, что некая «история», касающаяся истца уже есть, и имеет негативный характер. Это не соответствует действительности. Автор публикации «Чакры никто не отменял» («Московский комсомолец в Карелии», №21 (394) от 19-26 мая), опубликованной одновременно со статьей К. Никольской, при беседе с истцом представилась корреспондентом газеты «Городские страницы» и сослалась на, якобы, подготовку для этой газеты материалов о нетрадиционных методах лечения. Как выяснилось позднее, журналистка ввела истца в заблуждение. Никакой статьи или интервью в газете «Городские страницы» не появилось, а появилась публикация в «МК в Карелии» с необъективными, необоснованными негативными оценками. Журналистка нарушила профессиональную этику и положение Закона Российской Федерации о СМИ. Согласно ст. 51 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», злоупотребление правами журналиста не допускается. Журналист имеет право на получение информации. П. Калинина воспользовалась этим правом, получила от истца ответы по всем заданным вопросам, но полученную информацию изложила некорректно. Автор, цитируя слова: «Многие еще не осознали, что мы уже 10 лет живем в XXI веке, - начинает вещать доктор...». Словаре русского языка под редакцией С. И. Ожегова сказано: «вещать - предсказывать, говорить торжественным, непререкаемым тоном». Это не соответствует действительности, поскольку как клиентами, так и с данной журналисткой, истец общался без надменности, открыто. В начале интервью приведены слова: «Компьютер просто кодирует эту частоту, переводит частоты в компьютерный математический вариант». Автором допущена ошибка, следовало написать так: «Компьютер сканирует эту частоту...». Кроме того, в текст интервью не включены принципиально важные пояснения, которые выслушала журналистка. Это привело к искажению информации о работе компьютерной программы. Не включены пояснения о специфике программы, особенностях ее использования. Журналистка не смогла корректно изложить услышанное. Например, в ее тексте написано: «…сначала надо отрегулировать центр управления, а потом уж остальное. Не просто дать вам таблетку. Традиционная медицина вам ничего регулировать не будет». У читателя возникает недоумение, непонимание, о чем же идет речь. Создается образ доктора, который не может внятно, доступно изложить смысл своего ответа. Следовало написать: «... сначала надо отрегулировать центры правления, отвечающие за работу органов и систем человека, а затем - остальное. У традиционной медицины другие подходы. Вам скорее предложат таблетку, процедуры, чтобы снять боль, устранить симптомы, синдромы». Также не соответствует действительности описание кабинета истца. Оно изложено так: «. ..на стене висят какие-то дипломы и сертификаты. Все они имеют отношение к психологии и гипнозу: институт семейно-групповой терапии, институт психодрамы и группового анализа». Журналистка не могла видеть дипломов, «имеющих отношение к психологии и гипнозу», поскольку они в кабинете не вывешивались. В статье истцу приписаны слова: «Человеку, по большому счету, по барабану, какую технологию использует специалист...» Выражение «по барабану» истец в интервью не использовал. Автор пишет в конце материала: «В беседе пора ставить точку - после адской смеси волновой теории, осколков индуизма, психологии, верований древних, образов несчастной любви и харизмы самого доктора Егорова в голове полная каша». Выражение «адская смесь» не имеет ничего общего с тем объемом специальной подготовки, знаний, опыта, которые требуются для оказания психологической помощи человеку. Но автор намеренно использует его, чтоб создать у читателя впечатление об истце, как человеке, использующем не серьезные, научнообоснованные методы, а как о неком любителе-шарлатане. Автор в ироничном тоне использует понятия «образ», «иконки». Ироничный, то есть насмешливый тон в данном абзаце используется, чтоб, в конечном счете, опорочить меня, посеять сомнение в искренности моей веры. О чем свидетельствует и заголовок статьи П. Калининой «Чакры никто не отменял». Применен прием нарочного сталкивания. Читатель подводится к выводу: какой же доктор христианин, если ему все равно, что использовать. Использованный журналисткой прием оскорбляет мою честь и достоинство, наносит вред моей репутации, оскорбляет меня, как верующего человека. Публикации в газете «МК в Карелии» и на сайте Www. vesti. karelia. ru проиллюстрированы фотографией истца, на размещение которой он не давал согласия данной редакции, что является нарушением его прав.

Таким образом, многочисленные неточности, ошибки, некорректное изложение информации нанесло вред доброму имени истца, повлекло моральные и нравственные страдания. Моральные страдания вызвало и то, что после публикации в газете, имеющей большой тираж, и в Интернете к истцу неоднократно обращались клиенты Центра, члены их семей, коллеги, родственники. Они выражали недоумение, задавали различные вопросы об обоснованности публикаций.

На сайте Www. vesti. karelia. ru были продублированы указанные статьи и выложены комментарии читателей, в некоторых содержатся призывы к агрессии и насилию в отношении истца, его имя подвергнуто поруганию в Интернете, что является причиной серьезных нравственных страданий. На основании изложенного, истец просит обязать редакцию газеты «Московский комсомолец в Карелии» опубликовать опровержение на статьи «Не лечите меня, доктор» и «Чакры никто не отменял», согласно тексту опровержения, приложенного к исковому заявлению. Извлечь из корневого каталога сайта Www. vesti. karelia. ru файл, содержащий указанные статьи и фотографию. Взыскать с ответчика за нанесение морального вреда 3000000 (три миллиона) руб., возместить судебные издержки.

В судебном заседании истец и его представитель Мишина Л. Д. поддержали иск по изложенным в заявлении основаниям.

Представитель ООО «Редакция» и ООО «О, Кей» - Прядко Г. В. в судебном заседании полагал иск не подлежащим удовлетворению, ссылаясь на то, что в тексте указанных статей не имеется совокупности необходимых факторов, а именно: фактов не соответствующих действительности и имеющих порочащий характер. Истец, по сути оспаривает стиль и форму изложения статей, однако, оскорблений, сведений, порочащих истца в статьях не имеется. На сайте Www. vesti. karelia. ru ООО «О, Кей» были размещены статьи из газеты «Московский комсомолец в Карелии», фотография истца была взята из Интернета на сайте ООО «Телепульт», которая там помещена с его разрешения. Истцом не доказано, что на сайте Www. vesti. karelia. ru до сих пор имеется его фотография.

Представитель привлеченного в качестве третьего лица ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» в судебном заседании не присутствовал, извещены о времени и месте слушания дела.

Заслушав пояснения участвующих в деле лиц, объяснения свидетелей, исследовав материалы дела, материалы №0120010206810 об отказе в возбуждении уголовного дела, суд полагает отказать в удовлетворении заявленного иска к ООО «Редакция», в части исковых требований к ООО «О, Кей» суд считает иск подлежащим удовлетворению частично по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 от 24.02.2005 г. "О судебной практике по делам о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", по делам данной категории обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть установлены в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во времени, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Как установлено судом, в газете «Московский комсомолец в Карелии» №21 (394) от 19-26 мая 2010 года на стр. 11, а также на сайте «vesti. karelia. ru» от 20 мая 2010 года размещены материалы «Не лечите меня доктор!» (автор Кристина Никольская) и «Чакры никто не отменял» (автор Полина Калинина). Факт опубликования указанных статей не опровергается представителем ответчика ООО «Редакция» и подтвержден материалами дела.

Согласно Договору №28/р от 01.03.2009 года, заключенного между ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» и ООО «Редакция», права на осуществление функций редакции газеты «Московский комсомолец «МК в Карелии» были полностью переданы ООО «Редакция», которое зарегистрировано в качестве юридического лица.

Как утверждает истец, в публикации автора за подписью К. Никольской содержится ряд утверждений, не соответствующих действительности. В начале текста автор утверждает: «Когда мы наткнулись в Интернете на рекламу специальной компьютерной программы, позволяющей пройти якобы полное обследование организма и исцелить человека, сразу решили: надо проверить. Если верить рекламе, без всяких анализов и медицинских аппаратов с помощью просмотра цветных картинок на мониторе можно диагностировать и вылечить чуть ли не полный спектр человеческих болячек. Причем предлагает это не маг и чародей, а человек с настоящим дипломом врача. И происходит это не в частной - квартире, или в каком либо подвале, а в одной из известных Петрозаводских клиник».

Истец утверждает, что он не публиковал рекламу в Интернете, однако, данный факт не является порочащим. В статье не указано, что именно Егоров В. Л. разместил рекламу в Интернете. Кроме того, установлено, что на сайте газеты «Телепульт» было размещено интервью Владимира Егорова, где был указан адрес Международного центра медицинских технологий, также указаны телефоны для записи и получения дополнительной информации.

Свидетель Дурынина А. Э. в судебном заседании показала, что руководство редакции, увидев публикацию на сайте газеты «Телепульт», направило ее на прием к доктору Егорову В. Л., чтобы проверить информацию, указанную на сайте. Она по телефону записалась на прием к доктору, по телефону ей сообщили, что исследование будет состоять из нескольких этапов, будет проведено два теста и в совокупности это будет стоить 5000 руб.

Таким образом, изложенные в указанной цитате сведения о цене услуги были изложены по реально оплаченной свидетелем денежной суммы по результатам двух посещений истца и является соответствующей действительности.

Как установлено, истец имеет диплом врача, что им не оспорено. То, что приемы доктора Егорова происходили в одной из известных клиник г. Петрозаводска, исходя из понятия «клиника – лечебное учреждение для стационарного лечения больных, в котором также ведется медицинское преподавание и научно-исследовательская работа», не соответствует действительности, однако исходя из того, что в здании по Лососинской наб. дом 9, также находилось ООО «Медицинская клиника Онегомед», автор статьи выразил свое мнение о причастности кабинета доктора Егорова к известному в г. Петрозаводске учреждению. Кроме того, данные сведения не являются порочащими.

Фраза «Сумма поразила, ведь методика не предполагает никаких дорогостоящих анализов и медицинских исследований. Впрочем, сам врач объяснил, что для полного сканирования организма такая цена - просто смех. Это же как томограф, только лучше», не является порочащей, поскольку автор выражает свое личное мнение и удивление стоимостью услуги.

Фраза «Переходим к тестам. Никаких проводков и датчиков ко мне подключать не будут, все сделают световые волны. Сажусь за компьютер», а именно утверждение что «все сделают световые волны», а также фраза «Сажусь за компьютер. Передо мной - монитор, на котором - самый обычный тест Люшера. С его помощью психологи обычно проверяют эмоциональное состояние человека в конкретный момент времени. Чтоб его использовали в качестве диагностического средства - это что-то новенькое. Что ж, поехали... Нужно выбрать из шести цветов на экране - те, которые нравятся больше всего...», которая содержит утверждение что «нужно выбрать из шести цветов на экране, которые нравятся больше всего», не являются порочащими, поскольку автор, выразил свое понимание работы программы, утверждения о «безграмотности» специалиста, отсутствии компетенции у проводящего исследование в указанных фразах не содержится.

Истец оспаривает фразу «В какой-то момент мне подумалось, что оба испытания по сути очень похожи. 5 тысяч рублей - за банальные психологические тесты? Круто, ничего не скажешь» по следующим основаниям. Истец утверждает, что «испытания» над людьми в Центре не проводятся. Это было бы грубым нарушением прав человек. Автор распространяет сведения, не соответствующие действительности. Также автор употребляет слово «банальные» не будучи профессионалом и не ознакомившись с оценками экспертов. Однако слово «испытание» означающее - проверочный вопрос, экзамен, а слово «банальный» - лишенный оригинальности, избитый, тривиальный (Толковый словарь под ред. Ожегова С. И.), не являются порочащими деятельность истца, поскольку тесты, проводимые в Центре допустимо обозначить как «проверочный вопрос». Поскольку тест, проводимый истцом автором был ассоциирован с тестом Люшера, который многим известен, он мог быть обозначен, как «лишенный оригинальности»._

Довод истца о том, что автор создает у читателя предубеждение, негативное мнение о программе, ее создателях и тех, кто ее использует, является лишь предположением истца и не следует из конкретно указанных фраз.

Обращение к пациенту «Проходите, будем смотреть, насколько все плохо» по словам истца не соответствует действительности, поскольку в Центре не используется.

Свидетель Дурынина А. Э. в судебном заседании показала, что именно такая фраза была ей сказана при втором посещении доктора Егорова В. Л.

Оснований не доверять приведенным показаниям свидетеля у суда не имеется, данные показания стороной истца не опровергнуты. Таким образом, суд полагает данную фразу соответствующей действительности.

Фразы «Выясняется, что о детских болячках тест тоже сообщает. Оказывается, у меня была травма головы - затылка, о которой я, видимо, ничего не знаю, и травма руки, которую я тоже почему-то не помню. Зато имевшиеся у меня с детства три настоящие болячки почему-то ускользнули от мудрого электронного теста. Кроме детских травм мне диагностировали гастрит, большие проблемы с поджелудочной железой, проблемы с гормонами и щитовидкой. Плюс - какая-то беда с легкими.

- Но я же делала флюорографию только в прошлом году, - пытаюсь сказать я. Но, увы, мудрый компьютер показывает, что в легких явно что-то есть, не то пыль, не то осадок...» не могут являться порочащими, поскольку автором выражено субъективное мнение о проведенном заключении истца, которое также основано на медицинских исследованиях Дурыниной А. Э. (флюорографии, УЗИ).

Фраза «К концу приема я четко понимала, что жить я буду не очень долго и, как очевидно, не очень счастливо», которая, по мнению истца создает у читателя негативное впечатление о нем и преднамеренно усложненном состоянии, выданном в Центре, не содержит порочащих сведений, поскольку выражает субъективную оценку автора к полученным данным исследования по системе «Странник». Кроме того, истец самостоятельно выразил мнение читателей о данной фразе, как негативное.

Фраза «В общем, Кашпировский отдыхает», по мнению истца, комментирующая рассказ врача о содержании компьютерных программ коррекции, закрепляет у читателя негативную ассоциацию, поскольку автор обращается к имени известного целителя,
имеющего противоречивую, спорную репутацию, не содержит порочащих сведений, поскольку не содержит сравнительной характеристики и не указывает на отрицательную репутацию Кашпировского. Истец самостоятельно делает вывод о закреплении у читателя негативной ассоциации о содержании компьютерных программ в связи с данной фразой.

Фраза: «...вам приписали все болячки, которые могут быть у человека в вашем возрасте», по мнению истца не соответствует действительности, поскольку пациенту в Центре ничего не «приписывалось». Однако, сведений, содержащих порочащий характер суд в данной фразе не усматривает. Кроме того, имеющийся в материалах дела протокол обследования Романовой А. Э. (псевдоним Дурыниной А. Э, согласно удостоверению Союза журналистов России №7121) по системе «Странник», а также рекомендации после исследования дают понять пациенту о наличии в организме тех или иных заболеваниях, на которые делались акценты при вторичном посещении доктора Егорова В. Л.

Фраза: «Некоммерческое партнерство «Международный центр новых медицинских технологий» в списке лицензиатов медицинской деятельности не значится, - сообщили нам в отделе лицензирования Министерства здравоохранения РК» соответствует действительности и подтверждается письмом Министерства здравоохранения и социального развития Республики Карелия от 09.07.2010 года №3.1-05/5821-4.

Фраза «Не надо быть профессиональным юристом или медиком, чтобы понять, чем пахнет вся эта история. Но почему никто до сих пор не задался вопросом: насколько допустимой и законной является вся эта деятельность?». По мнению истца, утверждение, что «не надо быть профессиональным юристом или медиком» создает у читателя
мнение, что выводы журналиста бесспорны. Однако, данная фраза не является порочащей, а мнение читателей истцом обозначены в рамках своего ощущения.

Установлено, что одновременно со статьей К. Никольской «Не лечите меня, доктор» была опубликована статья «Чакры никто не отменял» («Московский комсомолец в Карелии», №21 (394) от 19-26 мая). Автор публикации П. Калинина при цитировании слов истца указывает: «Многие еще не осознали, что мы уже 10 лет - Живем в XXI веке, - начинает вещать доктор...». По мнению истца, автор создает у читателя образ собеседника, как человека надменного, с выраженными особенностями речи и поведения, что не соответствует действительности. При этом, указывая, что о слове «вещать» в Словаре русского языка под редакцией С. И. Ожегова (Москва, «Советская энциклопедия, 1964, стр.74) сказано: «предсказывать, говорить торжественным, непререкаемым тоном». Суд полагает, что само слово «вещать» не является порочащим. Слово «вещать» в Толковом словаре русского языка Даля В. И. Современное написание (М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ» 2001) также толкуется как «сказывать, говорить, объявлять, поведать…». Таким образом, слово «вещать» не является порочащим.

Истец полагает не соответствующим описание кабинета, в котором указано на наличие дипломов и сертификатов, которые имеют отношение к психологии и гипнозу. Однако, в материалах дела представлены сертификаты и дипломы, имеющие отношение к психологии и гипнозу. Установить наличие представленных в материалы дела документов в кабинете истца не представляется возможным, однако, указание в статье на их наличие в кабинете истца не являются сведениями, имеющими порочащий характер.

Фраза «В беседе пора ставить точку - после адской смеси волновой теории, осколков индуизма, психологии, верований древних, образов несчастной любви и харизмы самого доктора Егорова в голове полная каша» не является порочащей, поскольку выражает мнение автора от беседы и выражает создавшееся личное впечатление. Также суд не находит оснований для признания фраз: «Человеку, по большому счету, по барабану, какую технологию использует специалист...»; «Доктор Егоров, судя по всему, тоже работает образами. Если вы не верите в волновую теорию, вы купитесь на чакры. Или на иконки, что за спиной доктора смотрят на пациента, соседствуя сертификатами. Или космическую энергию. Или на народные верования. Или, в конце концов, на аналогию с мобильным телефоном и компьютером, которую привел доктор, рассказывая о его системе врачевания. Непонятно как - но работают ведь!», фразами, имеющими порочащий характер. Кроме того, довод истца о том, что он не использует в своей лексике слово «по-барабану» опровергается материалами об отказе в возбуждении уголовного дела (КУСП №11733 от 11.05.2010 года), а именно, на листе 162 в распечатке фрагмента аудиозаписи переговоров Егорова В. Л., неизвестной женщины и сотрудника КМ МВД по Республике Карелия, полученной при проведении ОРМ «проверочная закупка» в реплике Егорова В. Л. имеется фраза «…но по большому счету ему по - барабану, что будет с Вашим остальным. Пример – лечение ….». Таким образом, суд полагает, что фраза: «Человеку, по большому счету, по барабану, какую технологию использует специалист...» может принадлежать истцу, им употребляется, следовательно, не может носить порочащий характер.

При таких обстоятельствах, при отсутствии совокупности необходимых по делам данной категории обстоятельств, правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований Егорова В. Л. к ООО «Редакция» о защите чести и достоинства не имеется.

В соответствии со ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображение гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускается только с согласия этого гражданина.

Установлено, что на сайте www/vesti. karelia. ru от 20 мая 2010 года размещены материалы «Не лечите меня доктор!» (автор Кристина Никольская) и «Чакры никто не отменял» (автор Полина Калинина), которые были проиллюстрированы фотографией Егорова В. Л., без согласия истца. Согласно договору №101, заключенному 06.03.2009 года между ООО «Редакция» (редакция) и ООО «О, Кей» (партнер), партнер за счет собственных средств и собственными силами организует сбор и полный цикл подготовки литературных, фотографических и т. д. материалов, в том числе рекламного характера. Размещение статей и фотографии на сайте www/vesti. karelia. ru представителем ООО «О, Кей» не оспаривалось. Представитель ООО «О, Кей» со ссылкой на ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывал на то, что использование изображения (фотографии) истца было осуществлено в публичных интересах и при таких обстоятельствах согласия гражданина не требуется. Однако довод представителя ответчика ООО «О, Кей» является несостоятельным, поскольку к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде, согласно п. 25 разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Опубликование статьей «Не лечите меня доктор» и «Чакры никто не отменял» к таковым не относятся.

В соответствии с п.1 ст.1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В отношении требований о взыскании с ответчика денежной компенсации морального вреда, суд считает, что факт того, что именно размещением указанных выше статей в газете «Московский комсомолец в Карелии» 19-26 мая 2010 года, истцу были причинены нравственные и физические страдания объективного подтверждения в судебном заседании не нашел. Судом установлено, что по заявлению П. Е. Титова от 11 мая 2010 года, которое было соединено в одно производство с заявлениями граждан Завьяловой Е. А., Кузнецовой Н. С., Осиповой Г. В., Городиловой Е. А., Кузьмина Д. А., Богдановой Н. Н., по факту совершения мошеннических действий Егоровым В. Л. была проведена проверка. По результатам которой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.2 ст. 159 УК РФ по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ – отсутствие состава преступления.

Свидетель Осошник А. В. подтвердил в судебном заседании, что проверка в отношении деятельности Егорова В. Л. проводилась с 12 мая 2010 года, до размещения статей в газете «Московский комсомолец в Карелии» и проверка проводилась не в связи с публикацией статей. В результате проверки было произведено изъятие системных блоков, бумаги с записями, взяты объяснения от заявителей.

Свидетель Батурина М. А. в судебном заседании показала, что истец был сильно подавлен, были моральные переживания в связи с публикациями в газете и на сайте, в том числе публикацией фотографии истца. Изменилось финансовое положение семьи, поскольку истец не мог работать, были изъяты компьютеры и документы, меньше стало потенциальных клиентов, которые, прочитав статью, уже не стали обращаться к истцу.

Поскольку ответчиком ООО «О, Кей» при отсутствии согласия на то истца, была размещена его фотография на сайте, которая проиллюстрировала статьи «Не лечите меня доктор!» и «Чакры никто не отменял», суд полагает обоснованным требования истца об изъятии из корневого каталога сайта www/vesti. karelia. ru изображения (фотографии) истца. В связи с тем, что в судебном заседании, в том числе показаниями свидетеля подтвержден факт переживания истца, в том числе, размещением фотографии на сайте, суд полагает обоснованным взыскать с ООО «О, Кей» компенсацию морального вреда в сумме 3000 руб. При таких обстоятельствах, исковые требования истца подлежат частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 55,56,194 – 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Исковые требования Егорова В. Л. удовлетворить частично.

Обязать Общество с ограниченной ответственностью «О, Кей» извлечь из корневого каталога сайта www/vesti. karelia. ru фотографию, помещенную в файле к статье «Не лечите меня, доктор».

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «О, Кей» компенсацию морального вреда в сумме 3000 руб.

В остальной части исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Карелия через Петрозаводский городской суд в течение 10 дней со дня вынесения решения в окончательной форме.

Судья Е. А. Снигур

Мотивированное решение составлено 04.02.2011.





Петрозаводск, пр. Ленина, 10а, офис 8, т/ф (8142) 76-10-60 Эл.почта: 321@karelia.ru
Ассоциация "Экспертно-правовое партнерство" продолжит свою уставную деятельность в 2017 году