НОВОСТИ

 About 

Защита прав человека, предусмотренных ч. 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации, в сети Интернет.

В России на конституционном уровне закреплено два важных принципа: право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции) и свобода мысли и слова (ст. 29 Конституции).

Взаимное существование этих двух норм на практике порождает хрупкое равновесие между правом человека выражать свое мнение и правом другого лица на деловую репутацию и честное имя.

Судебная практика по делам о диффамации с участием СМИ складывается вполне однообразно, во многом благодаря разъяснениям, данными в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Поэтому когда сведения опубликованы в периодическом издании, не возникает вопросов с определением ответчика (им будет автор статьи или редакция) и доказательством факта распространения (достаточно предоставить суду спорную статью в газете или журнале).

Определенность есть и в случаях, когда несоответствующие действительности сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законе порядке в качестве средства массовой информации. Здесь судам при рассмотрении дела нужно руководствоваться законом «О средствах массовой информации»[1] (далее ФЗ «О СМИ»).

Всё гораздо сложнее, когда информация распространена на сайте, не зарегистрированном как СМИ и связано это с тем, что сегодня в России нет федерального закона, регулирующего отношения в Интернет, нет наработанной и обобщенной судебной практики по подобным делам. Фактически Интернет сегодня – это глобальный информационный ресурс, не имеющий правил игры.

Неопределенность правовой природы Интернет вызывает сложность при вынесении судебных решений по искам о защите чести и деловой репутации в глобальной сети. В указанной ситуации суды не имеют четких правовых оснований в определении надлежащего ответчика, оценке доказательственной базы электронных документов, применении к той или иной ситуации норм ФЗ «О СМИ», который, вероятно, можно использовать лишь по аналогии закона.

В качестве примера можно привести дело, рассмотренное в Петрозаводском городском суде весной 2008 года. Истцом выступал И. Зубарев (кандидат в депутаты ЗС РК по Беломорскому округу), а ответчиком – владелец сайта Политических и социальных исследований (не зарегистрированного как СМИ) и автор спорной статьи А. М.Цыганков. Предметом иска была фраза, основанная на официальном ответе должностного лица «в течение нескольких месяцев Зубарев не является к следователю транспортной прокуратуры, что стало одной из причин затягивания предварительного следствия по делу».

Суд первой инстанции определил, что фраза носит порочащий характер. На основании этого признал ответчика виновным и обязал распространить на сайте опровержение. Однако, в данной части своего решении суд не указал норму закона, которой руководствовался. Из данного решения не понятно, то ли суд применил ч.2 ст.152 ГК РФ, то ли по аналогии ст. 43 ФЗ «О СМИ», предусматривающей данный вид ответственности редакции зарегистрированного СМИ.

Позже в кассационном порядке указанное решение суда первой инстанции было отменено по причине, что фраза не носит порочащий характер. Однако судебная коллегия также обошла вопрос о статусе ответчика и правовой природе сайта и правомочности применений положений ФЗ «О СМИ».

Данный пример показывает отсутствие четкого и однозначного понимания судами ситуации с участием Интернет-сайтов о допустимости применения положений ФЗ «О СМИ».

В целом, можно заключить, что на сегодняшний день, судебная практика о диффамации в сети Интернет достаточно противоречива. Вместе с тем, рассматривая и анализируя подобные дела в совокупности, возможно заметить и определить те принципиальные позиции, в которых судебная практика сходиться воедино. Так, наблюдается определенность по трем факторам.

1. Интернет-сайт не является средством массовой информации автоматически с момента своего возникновения

Ч. 1 ст. 24 ФЗ "О СМИ" закрепляет что правила, установленные настоящим законом для периодических печатных изданий, применяются в отношении периодического распространения тиражом тысяча и более экземпляров текстов, созданных с помощью компьютеров и (или) хранящихся в их банках и базах данных, а равно в отношении иных средств массовой информации, продукция которых распространяется в виде печатных сообщений, материалов, изображений". Понятно, что данная норма к Интернет-сайту не может быть применена, поскольку Интернет-сайт не имеет ни тиража, ни продукции, распространяемой "в виде печатных сообщений, материалов, изображений". Сообщения и изображения, составляющие содержание Интернет-сайта, не имеют печатной формы: они визуализируются только на экране компьютера, благодаря чему любое лицо может иметь доступ к ним "в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору"[2].

Так же данный вывод косвенно подтверждается и в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации №3 от 24.02.2005г., в котором "распространение в сети Интернет" указывается обособленно от распространения сведений в СМИ.

Более того, в этом постановлении Пленума специально обращается внимание судов на то, что "в случае если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации".[3]

Следовательно, Интернет-сайт приобретает статус средства массовой информации лишь в силу его добровольной регистрации в таком качестве, а не в силу его правовой природы.

2. При невозможности установить автора сообщения, содержащего порочащие сведения, надлежащим ответчиком будет являться владелец Интернет-сайта.

Так данный вывод сделал в своем решении Федеральный арбитражный суд Московского округа по иску ЗАО "Тройка Сталь" к владельцу сайта ООО "Мегасофт".

В судебном заседании ответчик вину не признал, ссылаясь на то, что сведения распространялись не им, а анонимными посетителями.

Суд первой и апелляционной инстанций указанную позицию ответчика не принял с указанием на то, «что сама возможность появления порочащих сведений на сайте является следствием создания ответчиком, как его владельцем, соответствующих технологических условий».[4] Т. е. в этом случае ответственность владельца сайта наступает в силу того, что он создал условия свободного входа на сайт и бесконтрольного распространения там информации.

Из данного и подобных судебных решений можно сделать 3 вывода:

во-первых, отсутствие у лица статуса средства массовой информации не является основанием для освобождения от ответственности за распространение порочащих сведений;

Во-вторых, владелец сайта для избежания ответственности, должен контролировать круг лиц, имеющих право размещать информацию на его сайте, или доказать в суде факт несанкционированного доступа на свой сайт;

В-третьих, если укрепиться данная судебная практика (привлечение к гражданской ответственности владельцев сайтов при анонимности автора), то владельцы будут удалять под страхом ответственности всю информацию, которая им покажется порочащей или недостоверной (а у страха, как известно, глаза велики).

Это может привести тому, что владельцы сайтов возьмут на себя государственную и судебную функцию решать, какой материал носит порочащий характер, какой нет? По сути, речь пойдет о цензуре частного лица – владельца сайта. При таком подходе без суда и следствия распространитель информации будет существенно ограничен в своем конституционном праве на свободу слова.

3. В силу п. 3 ч. 2 ст. 152 ГК РФ суд, установив факт распространения, порочащий и недостоверный характер сведений, вправе самостоятельно установить порядок опровержения.

На практике суды, в случае признания ответчика виновным, обязывают опровергнуть недостоверную информацию на том же сайте и выплатить компенсацию морального вреда.

В целом, судебная практика по делам о защите чести и достоинства в сети Интернет складывается во многом аналогично с делами, где в качестве ответчиков выступают зарегистрированные СМИ. Суды, исследуя дело по существу, дают юридическую оценку каждой спорной фразе. Либо относят её к оценочному суждению, либо изучают доказательственную базу на предмет соответствия фразы действительности – но с одним принципиальным отличием: Интерент-сайты не могут использовать для защиты ст.57 ФЗ «О СМИ», предусматривающую основания освобождения от ответственности редакций, журналистов за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций.

Данные выводы сделаны на анализе той незначительной судебной практике, которая есть на сегодняшний день по делам о диффамации в Интернет. Заполнить существующий правовой пробел возможно либо внесением поправок в ФЗ «О СМИ» либо принятием отдельного закона, регулирующего деятельность в Интернет.

Е. С. Пальцева юрист Экспертно-правового партнерства "Союз"

[1] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г № 3 «О судебной практике о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»//Бюллетень Верховного суда 2005. № 4, п. 7

[2] Ответ Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия на обращение Фонда защиты гласности, 01.06.2007 год

[3] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г № 3 «О судебной практике о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»//Бюллетень Верховного суда 2005. № 4, п. 7

[4] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 г. N КГ-А41/3503-03)





Петрозаводск, пр. Ленина, 10а, офис 8, т/ф (8142) 76-10-60 Эл.почта: 321@karelia.ru
Ассоциация "Экспертно-правовое партнерство" продолжит свою уставную деятельность в 2017 году